Президент США объявил недействительной стратегию устрашения, которую в период "холодной войны" успешно применяли и Восток и Запад, и которая делала любой военный конфликт между ними невозможным. Ее эффективность во многом объяснялась предсказуемостью действий сторон. Сегодня любая страна может легко получить в свое распоряжение любое оружие, в том числе и ядерное. Наступило время непредсказуемых действий - а потому на смену концепции устрашения США берет на вооружение стратегию обороны.

В течение десятилетий стратегия устрашения являлась выражением конфронтации между Востоком и Западом. Она базировалась на способности взаимного уничтожения, а потому делала невозможным развязывание войны. Президент США Джордж Буш (George Bush) объявил эту стратегию устрашения возмездием, которая успешно применялась в годы "холодной войны", недействительной. Пойти на эти перемены вынудили новые риски, новые действующие лица в политике. Они были вызваны также тем, что любая страна с завершением периода конфронтации между Востоком и Западом получила почти неограниченный доступ к любым вооружениям.

У нынешних и будущих обладателей оружия массового уничтожения - иной образ мышления у них другие представления о ценностях. Ограничить их рамками очень сложной системы обычного устрашения вряд ли возможно. Многие из нынешних политиков непредсказуемы, а именно предсказуемость была основой прежней стратегии устрашения. Там, где отсутствует предсказуемость, где легко доступны любые виды вооружений, там устрашению целесообразнее предпочесть оборону, правда, не отказываясь от него совсем. Об этом заявил американский президент. Последует ли за этим смена представлений о нынешнем мире, мы еще увидим. Ясно одно, что в своей речи в Университете национальной обороны в Вашингтоне Буш начал отсчет времени процессу рождения новой стратегии. Последствия коснутся всех: Германии, Европы, НАТО, России, Китая, всего мира.

Буш описал изменившееся международное положение. Рассказал о стремлении государств (например, Ирака или Северной Кореи) заполучить в свои руки оружие массового уничтожения с целью запугивания соседей и сдерживания друзей и союзников последних от оказания им помощи в кризисной ситуации. Из этого он сделал вывод, что стратегия устрашения времен "холодной войны" больше уже не в состоянии обеспечивать сохранение мира. И вот главный пассаж речи президента: "Сегодняшний мир нуждается в новой политике, в масштабной стратегии активного нераспространения, борьбе с распространением и обороне. Мы должны сотрудничать со странами, настроенными так же, как и мы, чтобы воспретить доступ к оружию террора тем, кто его добивается. Мы должны сотрудничать с друзьями и союзниками, желающими избежать ущерба, который могут нанести действия тех, у кого это оружие оказалось в руках. Вместе мы должны внушить страх любому, кто думает о его применении. Нам необходима новая концепция устрашения, которая бы опиралась как на наступательную, так и оборонительную составляющие. Устрашение само по себе не может долго базироваться на угрозе ядерного возмездия. Меры оборонительного характера могут усилить устрашение, поскольку они лишают стимула приобретать такое оружие". В этой связи президент далее систематизировал свои высказывания относительно системы противоракетной обороны, контроля за ядерными вооружениями, а также по поводу сокращения существующих арсеналов ядерного оружия.

Одним словом, речь идет о целом пакете мер, каждая из которых не может рассматриваться изолированно от другой. Противоракетная оборона - это уже не какой-то отдельный, национальный проект, а составная часть масштабной стратегической концепции. Концепции, которой США совместно со своими союзниками и друзьями пытаются дать ответ угрозам завтрашнего дня, не прибегая к средствам дня вчерашнего. Одно из таких средств вчерашнего дня - договор по ПРО от 1972 года, значение которого многие, в том числе и в Германии, переоценивают. Президент нисколько не сомневается, что наличие договора - кстати, существуют варианты как выхода из него, так и пересмотра - не остановит его в том, чтобы добиться того, что необходимо для защиты своей страны и сохранения мира во всем мире.

В своей речи Буш подчеркнул сохраняющееся значение ядерного оружия. Вместе с тем он заявил, что вскоре предстоит сокращение ядерного потенциала США, изменение структуры американских ядерных сил. Они и в будущем останутся компонентом устрашения, но в стратегии, ставящей целью наказание нарушителя мира, уже не будут единственным средством наказания. Стратегия будет дополнена элементами противоракетной обороны, которая должна обеспечить защиту непосредственно самим США, американским военнослужащим, находящимся за пределами своей страны, а также друзьям и союзникам США. Президент сделал набросок такой оборонительной системы. Первоначально она будет включать системы вооружений наземного и морского базирования. С их помощью должны перехватываться ракеты на среднем участке траектории их полета или при входе в плотные слои атмосферы.

Он разъяснил, что всем понятны преимущества перехвата ракет в момент их старта, поэтому в будущем может иметь место ограниченное, но эффективное применение защиты с использованием соответствующих систем воздушного и морского базирования. Буш, однако, дал понять, что четкого представления относительно такой оборонительной системы пока еще нет, что в данный момент можно говорить только о первых и недостаточных с практической точки зрения наработках, что еще предстоит много работы, прежде чем система будет готова для применения. Тем не менее, он не ставит под сомнение, что оборонительная система будет создана. Открытым остается вопрос, когда она будет боеготова, из каких элементов должна состоять и как реализовать на практике наметки интеграции наступательных вооруженных сил в концепцию устрашения.

Джордж Буш заявил о проведении интенсивных консультаций с друзьями и союзниками США, предложил начать диалог России и Китаю. В этом отношении в своей речи он, по меньшей мере, обрисовал те рамки, внутри которых будут отрабатываться детали. На эти детали и предстоит ориентировать будущее строительство американских вооруженных сил. Этой речи в плане развития новых стратегических установок отводится столь же большое значение, как в начале 60-х годов отводилось книге "Трубный звук, который не слышен", в которой бывший тогда председателем комитета штабов вооруженных сил США Максуэлл Тэйлор (Maxwell Taylor) сформулировал переход от стратегии массированного возмездия к стратегии гибкого реагирования.

Тот факт, что Буш оставил многие вопросы открытыми, дает союзникам хорошие шансы изложить в ходе консультаций свою точку зрения и, таким образом, оказать влияние на решения, принимаемые в этой сфере. Но они, впрочем, должны понимать, что для США определенные вещи обсуждению не подлежат. К ним, среди прочего, Буш относит составляющие стратегии, представляющие собой три элемента: нераспространение (оружия массового уничтожения), борьба с распространением (активное противодействие применению таких вооружений) и оборона (против таких видов вооружений). К ним же относится принципиальное решение о развертывании системы противоракетной обороны, а также наращивание потенциала устрашения путем использования наступательных и оборонительных сил.

Что будет обсуждаться, так это вопрос о том, как это отразится на стратегии НАТО от 1999 года и, таким образом, - на союзниках и их вооруженных силах, как с помощью такой стратегии можно добиться стабильности и какую роль при этом могут играть новые подходы к контролю над вооружениями. Ясно одно: США ни в коей мере не стремятся к своей собственной неуязвимости, понимая, что таковой просто не существует. Беспочвенны и необоснованные предположения о том, что США стремятся к единоличному мировому господству. Буш сделал открытое признание в том, что одна единственная супердержава, несмотря на свое огромное политическое превосходство почти во всех узловых районах планеты, может обеспечить безопасность только вместе с друзьями и союзниками. В этом отношении было сделано предложение о сотрудничестве. Если европейцы воспользуются предложением о проведении консультаций, это может стать удачей для НАТО.

Однако, это предполагает готовность к совместному с американцами поиску определения для использования наступательных средств в рамках стратегии устрашения, которые должны воспрепятствовать применению оружия массового уничтожения, готовность к поиску наиболее целесообразной для этих целей системы обороны и мер для поддержания стабильности. Считается, что риски, которые рассчитывают потенциальные нарушители мира, определяются высокой степенью неуверенности. Было бы проблематичным искать решение вопроса безопасности Европы в применении баллистических ракет. В конечном итоге, оно было бы тяжелым, скорее с технической, чем с финансовой или политической точки зрения, особенно, если удастся, найти путь, который позволял бы сотрудничество с Россией.

Все другие вопросы, такие, например, как будущее ядерной стратегии НАТО и не подлежащее сомнению падение значения неамериканских ядерных сил, имеют, скорее, второстепенное значение. Для них могут быть найдены решения, была бы только политическая воля идти на компромиссы. Историческая речь Буша положила начало процессу, результатом которого должна стать большая безопасность, а не неуязвимость кого-то одного. Требуется сотрудничество. Не надо распыляться, не надо стремиться изменять то, от чего США не могут отказаться. Нет прока и доверять устаревшим договорам. Вместо этого нужно использовать все шансы, чтобы закрепить нарождающуюся концепцию в новых договорах.

Перевод: Владимир Синица

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.