Первый парадокс: в то время как Буш (Bush) торжественно объявил в Вашингтоне о своей решимости развивать программу, предусматривающую создание противоракетного щита для защиты США, а также ее друзей и союзников, от возможных ядерных атак неконтролируемых государств, трое представителей ЕС: нынешний президент Совета Европы, премьер - министр Швеции Персонн (Personn), господин Солана (Solana), и комиссар Паттен (Patten) приехали в столицу одного из так называемых государств-изгоев для того, чтобы поддержать ведущийся диалог и сохранить тенденцию к снижению напряжения в отношениях между двумя Кореями. Кроме того, они намеревались открыть новый период в отношениях с закрытым режимом Пхеньяна. За несколько месяцев до этого некоторые из 15 стран-членов ЕС объявили об установлении дипломатических отношений с Северной Кореей. Однако тогда было другое время. Сегодня отношение Вашингтона к Северной Корее изменилось. Администрация Буша отказалась от политики Клинтона (Clinton), направленной на сближение с Пхеньяном, предпочтя ей курс на конфронтацию. Это вызвало недоумение во всей Азии, и, прежде всего, в Северной Корее.

По поводу американской противоракетной программы разгорелась настоящая полемика и это притом, что никто еще не знает, ни что она будет представлять собой, так как Буш не слишком распространялся на эту тему, ни сможет ли она вообще функционировать. Однако пока что политика щита имеет намного большее значение, чем сам противоракетный щит, а также сомнительная с технологической точки зрения осуществимость этого проекта. Может быть, данная программа так никогда и не сможет быть использована для перехвата ракет, однако, без всякого сомнения, остановить ее разработку уже невозможно. И не только потому, что проект является способом, хотя и очень дорогим, субсидирования производства высокоточных технологий, но и потому, что данная программа очень популярна в американском обществе (которое очень отличается от европейского, хотя бы даже и по количеству верующих в бога) и большинство населения верит в нее. Именно поэтому, Буш хочет, чтобы первая, начальная фаза НПРО была приведена в действие к 2004 году, году следующих выборов.

Послушные европейцы не хотят ссориться с новой Администрацией, поэтому их реакция, как правило, была не слишком критичной. Бушу хватило ловкости для того, чтобы проконсультироваться по этому вопросу с руководителями крупнейших европейских стран (Испании среди них не оказалось) и с Путиным (Putin), но не с китайцами. Свое предложение Буш сопроводил обещанием значительно сократить, даже в одностороннем порядке, стратегический ядерный арсенал США, как этого требовало немецкое правительство. Кроме того, европейцы надеются, что контракты по этой программе, в независимости от того, будет она функционировать или нет, принесут им прибыль, как это уже было с программой СОИ. Однако, в сущности, все боятся, что, еще до того, как он вступит в действие, данный проект приведет к крупным изменениям в области технологий.

Для Буша закончилась не только холодная война, но и послевоенный период, через 12 лет после падения берлинской стены. Хотя эта программа и может сыграть дестабилизирующую роль, она вовсе необязательно приведет к новой гонке вооружений. Скорее, как я уже писал раньше, это может быть гонка с одним участником, США, намеренным обеспечить себе военное превосходство в новом веке. В американском обществе и среди его руководителей очень сильна эта идея о превосходстве США, а потому и дальнейший путь им представляется вполне определенным. Но жизнь может развиваться и по другим законам, и угрозы в будущем могут быть совсем иными. Возможно, что щит будет создан для защиты во время войны, которой так никогда и не будет. Кроме того, если он действительно будет работать, то скорее, послужит для того, чтобы обозначить границы новой империи.

За этой программой стоит не оборона от каких-то неконтролируемых государств (при чем неизвестно, ни кто войдет в их число, ни какими эти страны будут через 10-15 лет) но борьба за доминирование в космосе, как в гражданском, так и в военном плане. И здесь возникает второй парадокс: пока Буш выступал здесь, на Земле, над ним в космосе американский богач Деннис Тито (Dennis Tito), первый космический турист, гулял по российскому модулю международной станции. Этот проект финансируется НАСА, европейской ЕСА, Японией и другими странами, что показывает, каким может быть 21 век, если остановить свой выбор на сотрудничестве, которое отнюдь не исключает конкуренцию, но является несовместимым с враждебностью. А в отношении Китая, возможно, что США делает своим врагом страну, которая до этого им не являлась.

Перевод: Эльдар Мехтиев

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.