Москва, 24 мая 2001 года. В будущую среду некоторые из самых влиятельных в России людей отправятся в величественное здание офисного комплекса из голубого стекла в Подмосковье. Там они обсудят стратегию руководства "Газпромом", крупнейшей и самой важной в России компанией. "Газпром" контролирует четверть разведанных мировых запасов природного газа, на его долю приходится пятая часть доходов России от экспорта и налогов, а также до 8% валового национального продукта страны. Это "государство в государстве" функционирует независимо от - и иногда даже вопреки воле - правительства, которое владеет 38% акций компании, не говоря уже об интересах мелких акционеров, которые в последнее время все громче заявляют о себе. Во главе "Газпрома" стоят "красные директора" советской эпохи; компанию преследуют обвинения в неправильном управлении.

На ежегодном общем собрании акционеров в прошлом году был сделан первый шаг в направлении реформ, когда в составе совета директоров компании были произведены радикальные изменения. Сегодня, когда директора встречаются накануне намеченного на 29 июня очередного ежегодного собрания акционеров, за результатами этих перемен внимательно следят, чтобы уловить признаки готовности и способности администрации президента России Владимира Путина осуществить реформу "Газпрома".

В прошлом году циркулировали слухи, что тщедушный, розовощекий генеральный директор "Газпрома" Рэм Вяхирев будет освобожден от должности. В числе возможных кандидатов на замену ему называли Виктора Черномырдина, который, став премьер-министром, в 1992 году изъял "Газпром" из старого советского министерства газовой промышленности и передал его своему протеже, г-ну Вяхиреву. Но седовласый г-н Черномырдин, имеющий репутацию обычно косноязычного человека, выйдя из зала после прошлогоднего общего собрания акционеров 30 июня, сделал короткое заявление. "Я не войду в совет директоров, я принял это решение сам", - сказал он.

Г-н Вяхирев удержался в своем кресле, подчеркнув свое намерение остаться до 31 мая, когда истекает срок его контракта. Но его позиции были существенно ослаблены. Кремль отозвал свою давнишнюю доверенность, которая позволяла исполнительным директорам "Газпрома" использовать его голоса. Вместо этого он назначил пять членов совета, которые прочно привязаны к новой команде в Кремле. В их числе новое для "Газпрома" лицо - Дмитрий Медведев, 35-летний юрист, который занял место г-на Черномырдина как глава совета директоров, не являющийся исполнительным лицом компании. У г-на Медведева не было настоящего опыта в корпоративном мире - не говоря уже о газовой промышленности - но он является давнишним союзником г-на Путина.

Однако настоящий шок для руководства "Газпрома" пришел совсем с другой стороны. Впервые эта компания утратила контроль над состоящим из 11 членов советом директоров. Четверо ее собственных директоров были избраны в совет, как и планировалось. По просьбе правительства в совет был введен г-н Буркхард Бергманн (Burckhard Bergmann) из компании "Рургаз", немецкой группы, которая владеет 5% акций "Газпрома" и имеет с этой компанией долговременные коммерческие контакты. Однако, несмотря на блокирующие попытки "Газпрома", в совет директоров почти 10% голосов был избран другой, куда более честно и откровенно высказывающий свои мнения директор из аутсайдеров. Борис Федоров, давнишний враг "Газпрома" и глава "Объединенной финансовой группы", брокерской компании, которая представляет многих инвесторов, изменил соотношение сил в совете директоров, которое сегодня составляет 7:4 в пользу аутсайдеров, в результате чего образовалась доминирующая коалиция мелких акционеров и государства.

Это стало свидетельством конца целой эпохи. Ибо в течение большей части 90-х годов г-н Черномырдин как премьер-министр имел возможность обеспечивать компании "Газпром" особый статус. Он освободил компанию от многих налогов и прикрывал ее от соперников - в обмен на поставки газа для внутреннего потребления по значительно субсидированным ценам. Но к 1997 году, когда под г-ном Черномырдиным оказался реформистский либеральный кабинет министров, эти отношения с "Газпромом" нарушились. Г-н Федоров, в 1998 году в течение короткого времени занимавший пост министра по налогам и сборам, начал агрессивную кампанию против "Газпрома", разослав по всей стране своих чиновников для проверки операций "Газпрома" и создав в Москве координационную группу в составе 15 человек с целью выжимания налогов из компании. "Газпром" дает 20% денег, поступающих в копилку государства. Этот факт нельзя игнорировать, особенно, когда известно, что денег должно было быть в 2 раза больше", - говорит он. Когда г-на Федорова уволили, "Газпром" принял решительный меры с целью нейтрализации созданной им команды, наняв этих людей к себе на работу.

"Вяхирев проделал фантастическую работу, сохранив компанию как единое целое в очень трудных условиях коррупции и неуплаты, поддержав российскую промышленность и обеспечив бесперебойное снабжение газом потребителей, - заявил один бизнесмен, который его хорошо знает. - Никто другой не смог бы сделать этого. Но не было подотчетности. Они инвестировали во что угодно, только не в сердцевинный газовый бизнес".

"Газпром" - это закрытый мирок, помешанный на своем статусе и иерархии и пренебрежительно относящийся к аутсайдерам. В нем доминируют "газовики" - крепкие парни, всю свою жизнь работающие в газовой отрасли, такие, как г-н Вяхирев и г-н Черномырдин, который говорит на грубом языке простолюдинов. Их объединяют годы совместной работы и совместных выпивок на производственных предприятиях в некоторых из самых удаленных и негостеприимных регионов России. "Не поверите, как много они пьют, - говорит один из тех, кто допущен в их среду. - В Сибири жизнь была проще. Они знали, чего от них ожидают". Подобная культура способствовала выращиванию работников, которых высоко ценили за их технические познания, но которые пеклись больше о выпуске продукции, чем о прибыли.

Обогатившись на продаже газа (в прошлом году выручка составила более 19 млрд. долл. США), менеджеры компании создали широко разветвленную империю. В нее входит, в частности: сеть роскошных отелей по всей России; комплекс домов отдыха и курортов вокруг города Сочи на Черноморском побережье; горнодобывающие и металлургические предприятия; компания по производству минеральной воды; и даже один спутник связи. "Газпром" имеет долевой интерес в десятках финансовых институтов, включая "Газпромбанк", "Национальный резервный банк", "Инкомбанк", Банк "Олимпийский" и "Промстройбанк".

Компания "Газпром" давала взаймы на некоммерческих условиях огромные суммы не имеющим к ней отношения бизнесменам, не особенно надеясь получить с них долги. С 1996 года она инвестировала, дала взаймы или гарантировала получение кредитов на сумму почти 1 млрд. долл. США "Медиа-Мосту", холдинговой компании влиятельного российского олигарха и медиабарона Владимира Гусинского. Сведущие люди говорят, что это было мотивировано скорее желанием иметь могущественного союзника в средствах массовой информации, чем какой-либо серьезной деловой стратегией.

В Венгрии, действуя через банк AEB, "Газпром", очевидно, стоял за покупками пакетов акций двух местных нефтехимических групп, "Borsodchem" и TVK. В России компания "Газпром" занимается импортом товаров через сеть компаний, включая "Interprocom", где крупнейшими акционерами являются члены семей и родственники бывших исполнительных директоров "Газпрома", в том числе один из сыновей г-на Черномырдина, Виталий. Эта же компания владеет также акциями "Газпрома", в том числе в телекоммуникационном бизнесе. Аналогичные "семейные" структуры преобладают в рядах акционеров занимающейся строительством трубопроводов компании "Стройтрансгаз", сделки "Газпрома" с которой составляют более 1 млрд. долл. США в год, хотя она не указана как "родственная компания" в международных аудиторских отчетах. Два сына г-на Черномырдина, дочь г-на Вяхирева и член совета директоров "Газпрома", глава компании "Стройтрансгаз" Арнгольт Беккер (Arngolt Bekker) с тремя своими детьми - все имеют акции "Стройтрансгаза".

Однако ни одно другое юридическое лицо в орбите "Газпрома" не вызывает столько беспокойства, как "Itera", газодобывающая компания со штаб-квартирой в городе Джэксонвилл, штат Флорида, США, которая ведет дела преимущественно на территории бывшего Советского Союза. Эта компания, которую возглавляет бывший олимпийский чемпион по велоспорту Игорь Макаров, прибрала к своим рукам рынки "Газпрома" на территории Содружества независимых государств, в частности, в Туркменистане, Грузии и Украине. "Itera" стала также производителем газа в России и выступала как посредник, приобретая газ у компании "Газпром" (которая получала его, заключая позволявшие уклоняться от уплаты налогов бартерные сделки с региональными властями Ямало-Ненецкого автономного округа на российском Крайнем Севере) и затем перепродавала его по более высоким ценам.

Обе компании отрицают участие в незаконном бизнесе, даже то, что "Газпром" или его менеджеры имеют акции компании "Itera" (хотя они признают существование документа, который, по их словам, был подготовлен ошибочно и который показывает "Газпром" в списках акционеров одной из компаний-учредителей "Itera"). Аналитики задаются вопросом, почему объемы производства газа компании "Газпром" падают, тогда как у компании "Itera" они резко возрастают, что позволило ей выйти на 7-е место в мире по разведанным запасам газа.

"Самый серьезный вопрос в отношении того, как осуществляется руководство деятельностью компании "Газпром" состоит в том, что в то время как производство газа российскими нефтяными компаниями и компанией "Itera" увеличивается, производство газа компанией "Газпром" сокращается", - говорит Эрик Вигерц (Erik Wigertz) из брокерской фирмы "Brunswick Warburg". Объем добычи газа компанией "Газпром" достиг своего пика в 640 млрд. кубометров в 1991 году, а сегодня годовой объем составляет около 520 млрд. кубометров. Наиболее рьяные критики компании "Газпром" утверждают, что разворовывание ее активов путем передачи другим компаниям приносит ей убытки в сумме примерно в 3 млрд. долл. США в год. Это серьезная утечка капитала для компании с ежегодными капитальными расходами в сумме 2 млрд. долл. США. В настоящее время высокие цены на товары и услуги позволяют ей держаться на плаву, но в периоды, когда цены на энергоносители были ниже, она была вынуждена занимать деньги за рубежом только лишь для того, чтобы заплатить налоги и оплатить эксплуатационные расходы. Сегодня ее долги составляют 10 млрд. долл. США, причем их значительная часть имеет дополнительное обеспечение, что создает трудности в получении новых инвестиций.

За прошедший год г-н Федоров сделал очень многое, чтобы привлечь внимание общественности к этим вопросам, одновременно оказывая давление на правительство. То же самое, но менее открыто, делал и г-н Бергманн. В результате государство и мелкие вкладчики начали каждый в отдельности требовать реформирования руководства компанией "Газпром". Федеральная счетная палата, которую сегодня возглавляет союзник г-на Путина Сергей Степашин, начала расследование деятельности компаний "Газпром" и "Itera". Правительство тем временем запретило связанную с получением налоговых льгот деятельность компании "Itera" в Ямало-Ненецком автономном округе. Оно поддержало предложение, которое требует от совета директоров "Газпрома" утверждения всех важных трансфертов, и предложение начать расследование связи компании "Газпром" с компанией "Itera".

Правительство, прислушавшись к выражениям озабоченности в связи с отсутствием ясности в этом деле, также затормозило осуществление плана компании "Газпром", который предусматривал выделение более 1 млрд. долл. США на решение проблемы прав в нефтехимической группе "Сибирь", чтобы сохранить за собой контроль. Правительство начало реформу "кольцевой ограды", которая теоретически должна создать барьер между внутренними акциями "Газпрома", предназначенными для россиян, и американскими депозитными акциями для иностранных инвесторов.

Другие принятые в последние несколько месяцев решения кажутся не такими жесткими. Правительство поддержало решение руководства "Газпрома" пригласить аудиторскую фирму PwC для расследования деятельности компании "Itera" несмотря на то, что опасалось конфликта интересов. Оно встало на сторону г-на Федорова, когда его шансам на переизбрание в состав совета директоров "Газпрома" угрожали судебные постановления, которые, по мнению г-на Федорова, были инсценированы компанией "Газпром".

Пока что правительство не высказывается по вопросу самой фундаментальной реформы компании "Газпром": изменения законодательного климата, в котором она оперирует. Компания "Газпром" остается полумонополией. Она контролирует работу российских газопроводов, что позволяет ей практически не бояться конкурирующих производителей газа, в частности, нефтяных компаний. Компания "Газпром" усилила свое господствующее положение в отрасли, приобретя в собственность региональные газораспределительные группы. Остаются также субсидии на цены внутреннего рынка. Там, где у руководства "Газпрома" были рыночные побудительные мотивы, оно действовало соответственно. Оно достигло успехов в деле выхода и закрепления на международных рынках газа и строительства магистральных газопроводов для перекачки газа за границу, что дает "Газпрому" три четверти всех доходов. Но искаженный российский рынок - подверженный манипуляциям и коррупции - находится в застое.

Нерешительность государства в вопросе о более радикальных реформах компании "Газпром" отчасти, быть может, объясняется тем, что компания "Газпром" не упускала шанса продемонстрировать свою лояльность новому Кремлю. Например, она отобрала у г-на Гусинского принадлежавшие ему средства массовой информации, продукция которых становились все более и более антиправительственной. Но, по меньшей мере столь же важна и нехватка обладающих соответствующей квалификацией кандидатов для замены команды Вяхирева. Кроме того, у правительства есть желание избежать потенциально разрушительного конфликта. Задача реформирования "Газпрома" огромна, а в период, когда администрация Путина решает столько других проблем, его команда с осторожностью подходит к тому, чтобы вести слишком много сражений одновременно.

Один иностранец, близкий к компании "Газпром", заявляет: "Правительство потеряет доверие, если не станет действовать сейчас. Г-н Вяхирев был на своем месте в свое время, но это время кончилось". Он предупреждает: "Если они не осуществят реформы, то могут смело отменять все конференции по инвестициям в Россию".

Перевод: Виктор Федотов

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.