Если сравнивать Европу с девушкой, то американцы назвали бы ее дразнилкой: "Сейчас я тебя хочу, через секунду - нет". Давайте взглянем на Европу с позиций американского политика. Когда в прошлом году советник президента США по национальной безопасности Кондолиза Райс (Condoleezza Rice) заявила, что пришло время вывести военный персонал США из Боснии, европейские лидеры заволновались, что возвращается американский изоляционизм. Но, когда в январе нынешнего года появились предположения, что использование американскими войсками на Балканах бронебойных боеприпасов с сердечником из обедненного урана теоретически представляет опасность для европейских миротворцев, некоторые лидеры Европейского союза выходили из себя в своем негодовании по поводу этого, столь серьезного, злоупотребления американской мощью. Кстати, более поздние исследования не выявили никакой угрозы.

Точно так же, когда кандидат в президенты Буш-младший (George W. Bush) объявил, что будет добиваться строительства того, что стало именоваться "национальной системой противоракетной обороны" (НПРО) США, министр иностранных дел Германии Йошка Фишер (Joschka Fischer) отверг этот план как несущий угрозу "разъединения" безопасности США с безопасностью Европы. Отлично, сказали в администрации Буша-младшего, тогда мы станем называть ее "глобальной системой противоракетной обороны" и с ее помощью обеспечим защиту также и Европе. Но и этого оказалось мало, чтобы Европа пошла навстречу Америке. На вчерашней встрече в Будапеште европейские страны НАТО не согласились с доводами США (отметивших, что 13000 баллистических ракет находятся в руках 37 различных государств) о наличии "общей угрозы". Вместо этого европейцы хотят продолжения "консультаций".

Европа, разумеется, не является "девушкой" Америки. В последние 50 с лишним лет она выступает как партнер в трансатлантическом союзе, который принес большие выгоды государствам по обе стороны Атлантики. Эти отношения процветают отчасти потому, что США осмотрительно пользуются своей мощью, никогда не настаивая, как это было с другими гегемонами в истории, на раболепном подчинении союзников. Но трансатлантические отношения процветают также и потому, что прежние европейские правительства проводили ответственную внешнюю политику. В общем и целом они не пытались получить дипломатические преимущества от сталкивания лбами Соединенных Штатов Америки и Советского Союза; они не подрывали американских инициатив в таких регионах, как Азия и Ближний Восток; они вносили ощутимый (пусть даже и не всегда вполне достаточный) вклад в общую оборону; и они не прибегали к антиамериканской риторике для достижения внутриполитических целей. Это было справедливо при всех правящих партиях: Гельмут Шмидт (Helmut Schmidt), Франсуа Миттеран (Francois Mitterrand), Беттино Кракси (Bettino Craxi) и Джеймс Каллагэн (James Callaghan), все из которых принадлежат к левым, в своей политической ориентации были столь же надежными атлантистами, как Гельмут Коль (Helmut Kohl), Жорж Помпиду (Georges Pompideau), Альдо Моро (Aldo Moro) и Маргарет Тэтчер (Margaret Thatcher), их коллеги из числа правых.

Сегодня этого уже нет. "Европейский" голос, кажется, все больше является рупором только социалистических Франции и Германии. Лидеры этих двух стран могут наносить визиты в Белый дом и по торжественным случаям пить за здоровье "трансатлантического союза". Но, как в публичных заявлениях, так и в содержании и направленности политики правительства этих двух ключевых стран Европейского союза идут курсом на отдаление от США. Эта тенденция стала настолько явственной, что, когда недавно Силвио Берлускони (Silvio Berlusconi) заявил о своей активной проамериканской ориентации, его высказывания были восприняты с недоумением в Европе и с благодарностью в США.

Так, в понедельник премьер-министр Франции Лионель Жоспэн (Lionel Jospin) воспользовался выступлением на тему будущего Европейского союза, чтобы выбранить США за все, от существования в США наказания в виде смертной казни до американских законов о финансовой прозрачности бизнеса. По проблемам, которые более всего заботят Америку, в частности, по режиму санкций против Ирака и по противоракетной обороне, позиции Германии и Франции ближе к позициям России и Китая, чем к позиции США. В таких удаленных друг от друга местах, как Израиль и Северная Корея, франко-германская политика, кажется, определяется в большей степени желанием встать в независимую позу, нежели необходимостью проводить разумную политику.

Все это и кое-что еще не выходит за рамки суверенных прав этих двух государств. "Холодная война" закончилась, Россия с ее экономикой, примерно соответствующей экономике Голландии, кажется, не представляет больше реальной угрозы даже для в основном демилитаризованной Европы, Европейский союз без затруднений находит деньги и сегодня занят созданием институтов, которые позволят ему повысить свою значимость на международной арене. Что Европейский союз все же обязан делать для Соединенных Штатов Америки - по меньшей мере, пока Америка продолжает тратить свои богатства и рисковать во имя Европы - так это проводить ответственную внешнюю политику.

Но, как можно видеть сегодня, благодаря франко-германскому влиянию, Европа такую политику не проводит. Безрассудно выставлять администрацию Буша-младшего как мирового злодея за отказ признать абсурдный Киотский протокол, когда США испытывают энергетический кризис, и сенат уже отверг ратификацию Киотского протокола 95 голосами "против", тогда как не было ни одного, кто бы проголосовал "за". Безответственно пытаться придать форму какой-то отдельной европейской "оборонной самобытности", настаивая на том, что она никак не скажется на НАТО, а потом не суметь оплатить дополнительные военные расходы на нее. Безответственно втягивать США в длительный и болезненный процесс "консультаций" по проблеме противоракетной обороны, которую Америка имеет полное право создать в одностороннем порядке. Это особенно глупо, поскольку ракетная угроза подробно описана в изданном в 1998 году докладе комиссии Дональда Рамсфельда (Donald Rumsfeld), и сейчас Европа, а не США наиболее уязвима для удара баллистических ракет.

Г-н Рамсфельд сегодня является министром обороны США и он доказывает, что главные стратегические угрозы Соединенным Штатам Америки исходят из Азии и из космоса. Американское участие - и влияние - в Европе уже нельзя больше рассматривать как непреложный факт бытия, и вполне возможно, что в предстоящие годы оно сократится.

Разумеется, Европа меняется вместе с падением влияния старых социалистических партий, чем можно объяснить возрастающую крикливость Франции и Германии. Но мы удивляемся, как долго более трезво мыслящие лидеры Великобритании, Испании и Италии будут позволять этим двум, попадающим во все большую изоляцию, членам Европейского союза продолжать утверждать, что они говорят от имени "Европы".

Перевод: Виктор Федотов

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.