Конфликт в Чечне не может быть решен ни в пользу военных, ни в пользу мятежников

Лишь только получив назначение, новый министр обороны России Сергей Иванов был вынужден последовать неприятному ритуалу своего ведомства: он должен был называть цифры. С августа 1999 года в Чечне погибли 2682 российских военнослужащих, сказал Иванов. Чуть позже представитель Кремля говорил даже о цифре 3096 убитых. А в Комитете солдатских матерей сказали, что потери больше, по меньшей мере, в три раза.

Однозначно эти цифры свидетельствуют лишь об одном: Москве до победы в Чечне очень далеко. Информационные агентства почти ежедневно сообщают о новых жертвах в кавказской республике, о взрывах мин, о колоннах боевой техники, попадающих в засаду. Каждую неделю число погибших и раненных военнослужащих увеличивается на 50 человек. "Война в Чечне для Москвы проиграна. Победоносная молниеносная война, которую генералы обещали Путину, не состоялась", - высказал недавно в одном из интервью свою точку зрения президент Чечни Аслан Масхадов. - Российская армия завязла, она деморализована".

Было бы справедливо, если бы Масхадов рассказал и о своих повстанческих войсках, которые, в частности, уже в течение нескольких месяцев несут под ударами русских значительные потери. Последние месяцы, кстати, больше не слышно о крупных военных операциях повстанцев. Заставляет ждать себя также и не раз продекларированный возврат под свой контроль целых городов. Боевики Масхадова действуют разрозненно, они теряют, судя по всему, поддержку со стороны населения. Даже сам президент Масхадов признал в интервью, что не надеется на военное решение конфликта, имея в виду победу, и в пользу мятежников. "Мы попали в тупик, - сказал он. - По нашу сторону фронта об этом знает каждый".

Одним словом, "тупик". В начале года президент России еще говорил, что военная часть конфликта выиграна. И военные в Чечне были лишены командных функций. Руководство операциями по уничтожению групп мятежников, которые, якобы, находятся на грани полного разгрома, бывший разведчик препоручил спецслужбе ФСБ. Однако и хранителям государства пока не удалось нейтрализовать руководителей Чечни. Конечно, от случая к случаю в их руки попадают отдельные чеченские "террористы" и "руководители банд", однако такие лидеры, как Масхадов или боги войны Шамиль Басаев, Руслан Гелаев и эмир Хаттаб продолжают беспрепятственно командовать, скрываясь в горах, своими боевиками. Конца и края боям не видно.

В конце 1999 года Путин говорил о скоротечной, успешной войне, обещал восстановить в до этого независимой кавказской республике законность и порядок. Сегодня в Кремле более трезво смотрят на вещи. "Чеченская проблема будет сохраняться для нас еще длительное время", - сказал недавно представитель Кремля из самого близкого окружения президента. - К сожалению, ситуация вышла из-под контроля. Там не существует быстрого решения". Все чаще представители правительства откровенно заявляют, что Москва должна быть готова вести войну на Кавказе не одно десятилетие. Победоносная и молниеносная война все больше грозит принять "форму конфликта в Ольстере", где решение проблемы Северной Ирландии уже не одно десятилетие пытаются решить, воюя с повстанцам. И пока продолжается партизанская война, рассчитывать на нормальное восстановление республики тоже не следует. Однако восстановление экономики, создание рабочих мест, а также восстановление городов и деревень, как признают специалисты, - это единственное, чем Кремль может завоевать на свою сторону население, прошедшее две чеченские войны.

Нет пока перспектив решения конфликта и за столом переговоров. С "бандитами" Путин разговаривать не будет, говорят в Кремле. Масхадов же, напротив, настаивает на том, чтобы он как избранный президент Чечни был единственным легитимным партнером Москвы. Однако даже если Кремль признает в нем партнера для переговоров, говорить об успехе ни в коем случае было бы нельзя. Масхадов уже давно видится как слабая фигура, пользующаяся у богов войны лишь ограниченной поддержкой. В своем послании, записанном на видеомагнитофон и направленном в адрес другого полевого командира Руслана Гелаева, Басаев сказал: "Мы больше не поддерживаем с Масхадовым никаких отношений". Судя по кадрам, Басаев решительно настроен на продолжение войны любой ценой. Он потребовал от Гелаева передать ему переносные ракетно-зенитные комплексы, чтобы сбивать российские истребители и вертолеты.

Российские военные, судя по всему, даже не исключают проведение мятежниками крупномасштабной наступательной операции. Начатый в начале года русскими вывод боевых подразделений, между тем, приостановлен. В Чечне по-прежнему остается группировка численностью около 75000 человек. Это никак не является подтверждением намечающегося успеха Москвы на Кавказе.

Перевод: Владимир Синица

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.