"Что бы вы хотели от нас услышать - что мы влюблены?"

Прошлой весной Владимир Путин задал этот вопрос Герхарду Шредеру (Gerhard Schroeder). Два лидера появились на публике после трех дней интенсивных переговоров в Берлине, чтобы объявить о стратегическом партнерстве. "Германия, - заявил г-н Путин, - главный партнер России в Европе и в мире. Выступая в том же духе, г-н Шредер высказал неодобрение планам США по созданию противоракетной обороны, и пообещал новые инвестиции немецких средств в Россию, на что российский президент согласно кивал.

Г-н Шредер не единственный, кто попал под обаяние бывшего разведчика из Дрездена. Министр иностранных дел Франции Юбер Ведрин (Hubert Vedrine) назвал его "патриотом, движимым восприятием своей страны как великой державы", а премьер-министр Великобритании Тони Блэр (Tony Blair) отзывался о нем, как в свое время отзывалась Маргарет Тетчер (Margaret Thatcher) о Михаиле Горбачеве, как о человеке, с которым Великобритания может иметь дело. Не имеет значения, что российские войска к тому времени уже уничтожили Грозный, столицу Чечни, а Кремль направлял вооруженных автоматами спецназовцев в офисы единственной независимой телекомпании страны. Несомненно, г-н Путин очаровал их.

Многое произошло с тех пор. В августе затонула подводная лодка "Курск", а поведение при этом г-на Путина показало его не только бессердечным, но и неумелым политиком. Немного позже открылось, что Россия, в нарушение договоренностей, заключенных с администрацией Клинтона (Clinton), поставляет Ирану современные системы вооружений, которые серьезно угрожают флоту США, присутствующему в Персидском заливе. Американец, страдающий от костного рака, был заключен в тюрьму на восемь месяцев и приговорен к 20 годам заключения на основании сомнительных обвинений в шпионаже. И хотя г-н Путин принял решение о его помиловании, процесс напомнил о советских временах.

Ничто из вышеперечисленного, однако, не изменило основные направления европейской политики по отношению к России. Недавно в немецкой еженедельной газете "Die Zeit" г-н Шредер красноречиво высказался об объявленной Россией поддержке "общеевропейских ценностей", похвалил экономический прогресс страны за последние два года, и подчеркнул "ключевую роль России в усилиях по поддержанию безопасности и стабильности в Европе". Вежливое напоминание о необходимости "политического решения чеченского конфликта" заняло всего одно предложение в этой статье из 4000 слов.

В том, что г-н Шредер и Европа в целом стремятся иметь хорошие отношения с Россией, нет ничего странного. Но этим трудно объяснить интенсивность этих отношений. Сегодня скорее можно услышать лидеров Евросоюза, осуждающих США за их политику в сфере окружающей среды, за якобы существующие нарушения прав человека и за провокационную внешнюю политику, чем протестующих, например, против пренебрежительного отношения России к бывшим советским республикам. Франция постоянно выступает на стороне России против США в Совете безопасности ООН, когда обсуждаются важные вопросы, например, такие как Ирак. И, конечно, остается противоракетная оборона, по которой европейские лидеры открыто приняли доводы своего бывшего противника. Почему это получается?

Частично причиной этому являются политические пристрастия сегодняшнего поколения европейских лидеров "Третьего пути". Недавнее признание премьер-министра Франции Лионеля Жоспена (Lionel Jospin) в том, что в молодости он был троцкистом, является лишь одним показателем того, какое восхищение вызывает Россия у поколения шестидесятых. Заигрывание Европы с Россией также представляет возможность показать независимость от США, и возможно, получить некоторые дипломатические рычаги для воздействия на них. (А, в конце, концов, именно Америка, а не Европа, подвергаются риску быть атакованной современными российскими торпедами в Персидском заливе.)

Есть также нефтяной вопрос. Продолжающиеся европейские инвестиции в российскую энергетическую промышленность предохраняют старую советскую энергетическую инфраструктуру от краха, и ставят Европу в зависимость. В 90-х годах целый ряд европейских компаний заключили "стратегические союзы" с "Газпромом" - в 1997 году итальянская компания "ENI" и "Royal Dutch Shell" инвестировали миллиардные суммы, а в прошлом году к ним присоединился "Ruhrgas". Сегодня примерно половина немецкого углеводородного сырья поставляется из России, и примерно треть европейских углеводородов того же происхождения. В ближайшие десять лет непосредственная зависимость Европы от России может вырасти еще на 10 процентов.

Еще не ясно, насколько глубоко нефтяные аспекты затрагивают содержание европейской политики в отношении России. Недавно высокопоставленный чиновник из министерства иностранных дел Франции утверждал, что "проблем с Россией нет", что, имея экономику, не превосходящую экономику Голландии, Россия является "очень маленькой страной", даже несмотря на ее ядерный арсенал. Считая так, Европа полагает, что она может проводить снисходительную политику по отношению к России (сейчас, к счастью, как старший партнер). Возможно даже, что европейские лидеры, преимущественно для сохранения своего имиджа, ведут себя в отношениях с Россией, как будто у них на руках все карты.

Это опасная игра. Как бы ни была Россия слаба экономически, она еще может иметь значительное влияние, благодаря своим географическим размерам, военным технологиям и, что важнее всего, отсутствию четкой структуры внешней политики. Европе следовало бы быть повнимательнее.

Сейчас, Россия покупает нефтяные концессии в Ираке и Иране, консолидируя свою собственность в каспийском регионе и поддерживает успешное запугивание Ираком и Ираном Совета сотрудничества государств в Персидском заливе - для того, чтобы цены на нефть были высокими. Результат - менее стабильный Средний Восток, о котором европейцы думают в первую очередь как об американской проблеме. Однако это также означает, что Россия может устанавливать цены на нефть, по крайне мере для Европы. Европейцы должны будут обращаться к Москве за послаблениями, которые они получат, заплатив политическую цену. Скорее всего, это будет выглядеть как дальнейшие финансовые уступки, которые даже Германия, крупнейший кредитор России, еще недавно не хотела и предоставлять.

Не так давно в газете "Guardian" давний антиамериканский писатель Джордж Цамуэли (George Szamuely) написал, что "Так как мы вступаем в новую "холодную войну", для всех ценящих свободу пришло время сменить сторону. Сегодня агрессивное, империалистическое властное стремление установить в мире свою гегемонию принадлежит Соединенным Штатам. А державой, обеспечивающей неприкосновенность международного права, является Россия". Примечательно в этом пассаже не то, насколько он странен (хотя это именно так), но то, насколько близко он отражает нынешние мысли в некоторых европейских столицах. Если Европа не желает иметь людей наподобие г-на Цамуэли в качестве лица, выражающего ее мнение, ей лучше пересмотреть свои взгляды в отношении Востока.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.