Вашингтон, 15 июня 2001 года. У Джорджа Буша-младшего (George W. Bush) и Владимира Путина есть общее: они стали теми, кем являются, благодаря обещаниям не походить на своих предшественников. Оба заявляют, что российско-американские отношения также будут иными, основывающимися на ясном понимании своих национальных интересов, а не на личных отношениях, возведенных в ранг "великой стратегии". Поэтому, когда завтра антипод Клинтона (Clinton) встретится с антиподом Ельцина, дипломатия периода после "холодной войны" официально войдет в свою постгероическую фазу. Пророчество, дружелюбие "крупных шишек" ушли в прошлое, уступив место мелочной практичности. В этом есть нечто большее, чем просто изменение стиля. С того самого момента, когда 10 лет назад президент США Буш-старший (George Bush Snr.) провозгласил политику российско-американского "партнерства", американскую политику стимулирует одна большая цель: интеграция России в западную политическую и экономическую систему. Интеграция все еще остается правильной целью и по-прежнему в большой мере отвечает нашим национальным интересам, но для обеих сторон эта концепция потеряла значительную часть своего практического, равно как и вдохновляющего смысла.

Россияне сомневаются в том, что при их нынешней бедности Запад когда-нибудь им позволит играть важную роль на мировой арене, которой, по их мнению, они заслуживают. Сама идея необходимости подлаживаться под чьи-то чужие стандарты им претит, а сомнительная отдача от следования этим стандартам еще больше осложняет ситуацию.

Что касается американцев, имеют место растущие сомнения, что любое российское правительство будет - или захочет - выполнять обязательства, которое сделали бы интеграцию реальностью. Зачем продолжать разглагольствовать о том, во что сами россияне, возможно, уже не верят или никогда не сумеют осуществить? Почему бы им не обратиться к нам тогда, когда они к этому будут готовы?

Можно ли интегрировать Россию в западную систему - вопрос, на который хотели бы получить ответ обе стороны, но такой, к которому не знает, как подступиться, ни одна из сторон. Г-ну Бушу-младшему не удастся избежать этого затруднения, подтверждая в который уже раз свою решимость сделать Россию частью Запада. Что он может - и это вполне соответствует той практической моде, которую он предпочитает - так это изложить точку зрения США на развитие отношений с Россией, если та будет стремиться к интеграции и если та к ней стремиться не будет. В ходе завтрашней встречи следует обсудить как положительный, так и отрицательный результаты. России следует показать более конкретные дополнительные выгоды от интеграции, чем те, которыми она до сего времени пользуется. Но г-на Путина следует также заставить задуматься над тем, что, проводя неправильную политику, он может свести на нет даже те достижения, которые Россия уже имеет.

Серьезные дискуссии следует начинать именно с обсуждения заявления российской стороны о том, что наибольший вред делу интеграции нанес Запад. Они утверждают, что США, расширяя НАТО, ведя войну на Балканах и теперь вот планируя развернуть национальную систему противоракетной обороны (НПРО), которая, как они говорят, нейтрализует российские стратегические ядерные силы (СЯС), демонстрируют, что их целью является ослабление России, а не поиск общих подходов к безопасности. Но для расчетливого г-на Путина слова значат меньше, чем то, что можно получить от своего визави.

У г-на Буша-младшего есть кое-что, на чем можно сыграть. Он уже дал понять, что готовит программу глубоких и быстрых (быть может, даже односторонних) сокращений размеров и боевых возможностей, а также снижения боевой готовности наших СЯС. Такие меры вытекают из заявлений г-на Буша-младшего о своем желании освободить обе стороны от баланса страха времен "холодной войны".

Другой фактор, который играет на руку г-ну Бушу-младшему, заключается в почти незамеченном прекращении российско-американского конфликта из-за Балкан. Сегодня Москва и Вашингтон объединяются против вооруженных повстанцев-сепаратистов в Македонии.

Наконец, существует серьезная проблема расширения НАТО. Поскольку кандидатами на прием в НАТО являются бывшие прибалтийские советские республики, процесс расширения может еще сильнее обострить российско-американские отношения. Президенту США следует дать своему визави понять, что он не приемлет вето России на членство в НАТО любого государства, но при этом избежать конфронтации, продемонстрировав новый подход к вопросу о будущем членстве в НАТО самой России. Г-ну Бушу-младшему следует положительно отнестись к зондажу г-на Путина касательно желания России вступить в НАТО и тем самым поддержать российских либералов, утверждающих, что США не исключают никаких форм связей России с НАТО.

Вне зависимости от того, какой оборот примет их дискуссия по вопросу стратегической стабильности, президентам США и России следует уделить не меньшее внимание угрозам для политических свобод, которые возросли с момента прихода к власти г-на Путина и которые способствует расширению пропасти между Россией и Западом. К сожалению, международное осуждение давления на российскую прессу не производит никакого впечатления на г-на Путина. Ему нужно услышать от г-на Буша-младшего, в чем он не прав. Антидемократические тенденции в России могут лишить ее выгод от интеграции с Западом. Как долго Запад будет мириться с тем, что во встречах Большой Восьмерки участвует недемократическое государство? Пока говорить об исключении России из Большой Восьмерки не приходится, но новые попытки к удушению демократических свобод в этой стране могут сделать эту тему не такой уж и немыслимой. Равным образом, если политические свободы в России будут и дальше урезаться, г-н Путин в следующем году может встретить менее радушный прием западных правительств, когда обратится к ним с просьбой облегчить выплату российского долга. Помогать демократии - одно, но помогать неоавторитарному режиму - совсем другое.

Антиподу Клинтона и антиподу Ельцина не приходится многого ожидать от завтрашней встречи. Для того чтобы она стала успешной, совсем не обязательно показывать, что они способны творить чудеса. Это уже бывало. Но сделать так, чтобы интеграция дала реальные результаты - этого никто еще не добился, и сделать это необходимо. Вот тогда можно было бы говорить о том, что совершен чуть ли не героический поступок.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.