Москва, 18 июня 2001 года. Президент Владимир Путин заявил сегодня, что, если Соединенные Штаты в одностороннем порядке приступят к созданию противоракетного щита для защиты своей территории и территорий своих союзников, Россия в итоге модернизирует свой стратегический ядерный арсенал, развернув ракеты с многозарядными головными частями - и тем самым аннулировав достижения последних десятилетий в области контроля над вооружениями - чтобы гарантировать способность преодолеть подобный щит. Г-н Путин сделал это заявление на сегодняшней встрече с американскими корреспондентами, которая длилась почти 3 часа и была спланирована еще на прошлой неделе для того, чтобы дать ему возможность разъяснить свои взгляды после встречи на высшем уровне с президентом Бушем (George W. Bush) в Словении в субботу.

Российский руководитель подчеркнул, что, хотя его ободряет данное г-ном Бушем обещание, что в предстоящие месяцы Вашингтон и Москва будут совместно работать над изучением всего спектра последствий задуманной г-ном Бушем новой структуры безопасности, которая включает противоракетную оборону, Россию тем не менее очень тревожит возможность односторонних действий Америки. И, отвечая советнику г-на Буша по национальной безопасности Кондолизе Райс (Condoleezza Rice), которая заявила в Вашингтоне в воскресенье, что Соединенные Штаты продолжат работы по созданию системы противоракетной обороны с Россией или без нее, г-н Путин заявил, что Россия не станет угрожать Америке или пытаться ей помешать, но "нарастит" свои ядерные силы без учета ограничений по существующим договорам, которые сегодня предусматривают уничтожение многозарядных головных частей ракет.

"Когда мы слышим заявления, что программы будут осуществляться с нами или без нас, мы не можем никого принудить делать то, что бы нам хотелось, - заявил он. - Мы предлагаем сотрудничество. Мы предлагаем работать совместно. Если в такой работе нет необходимости, ну что ж, как вам будет угодно". Однако г-н Путин добавил, что "мы готовы" ответить на любые односторонние американские действия, даже если Россия и не видит в противоракетном щите насущной угрозы. "Я уверен, что, по меньшей мере, в предстоящие 25 лет американская противоракетная оборона не причинит никакого существенного ущерба национальной безопасности России", - сказал он. Однако при этом он добавил: "Мы нарастим наши возможности путем установки на наших ракетах многозарядных головных частей┘ и это не потребует от нас крупных затрат". И тогда, сказал он, "ядерный арсенал России будет многократно усилен".

Он сказал, что в случае принятия Америкой решения развернуть систему противоракетной обороны в нарушение Договора об ограничении систем противоракетной обороны (Договор по ПРО) от 1972 года будут "сломаны" также договоры о сокращении стратегических наступательных вооружений СНВ-1 и СНВ-2. Подобный шаг привел бы к отмене требований контроля и инспекций, сказал он, в результате чего наступит возврат к эре, когда Россия станет скрывать свои возможности и намерения.

Г-н Путин сказал, что Россия готова незамедлительно начать переговоры с высшими помощниками г-на Буша, но, по его убеждению, обеим сторонам нужно сначала обсудить, действительно ли существуют или могут появиться в будущем серьезные угрозы, затем определить, какие противоракетные технологии могут быть использованы для противодействия им, и дальше уточнить, какие положения Договора по ПРО вступают в противоречие с подобной системой.

Выступая в кремлевской библиотеке за круглым столом для конференций, где он в прошлом году принимал президента Клинтона (Clinton), г-н Путин впервые заявил, что Россия заинтересована в том, чтобы гарантировать, что в ходе дебатов не будут оставлены без внимания стратегические интересы Китая. Ракетно-ядерные силы Китая куда меньше по численности, и он опасается, что его национальные возможности ядерного устрашения будут нейтрализованы противоракетным щитом. "Здесь нужно быть очень осторожным, - сказал он. - Очень важна прозрачность наших действий, чтобы ни одна из ядерных держав не почувствовала себя ущемленной и не сочла, что две страны договариваются у нее за спиной".

На вопрос, дал ли он уже какие-то обещания Китаю, он ответил, что "существует наше обязательство сохранять баланс безопасности, который сложился сегодня в мире, и в этом смысле Китай является важным элементом, и не только Китай". Г-н Путин сказал, что Соединенным Штатам следует иметь в виду сильный экономический потенциал Китая и его растущую способность отвечать на угрозы его национальной безопасности. Он сказал, что больше всего его заботит, что развертывание Соединенными Штатами системы противоракетной обороны в одностороннем порядке может "привести к беспорядочной, неконтролируемой гонке вооружений на границах нашей страны и соседних стран".

Г-н Путин сообщил , что сегодня рассказал по телефону китайскому председателю Цзян Цзэминю (Jiang Zemin) о результатах своей встречи и передал послание г-на Буша о совместном подходе к изучению угроз национальной безопасности. Г-н Цзян и г-н Путин встречались на прошлой неделе в Шанхае с руководителями среднеазиатских стран и заключили пакт о сотрудничестве в области безопасности и торговли.

Через переводчика г-н Путин пошутил, что пытался сказать г-ну Бушу несколько фраз по-английски, но, как ему показалось, тот лишь сделал вид, что его понял. Он также с гордостью говорил о своей карьере офицера КГБ, отметив, что бывший государственный секретарь Генри Киссинджер (Henry A. Kissinger) однажды ему сказал, что "все порядочные люди начинают с разведки", как было и в случае с самим г-ном Киссинджером. Затем г-н Путин, говоря об отце г-на Буша, который был директором Центральной разведки США, добавил, что "41-й президент работал не в прачечной, он работал в ЦРУ".

Хотя г-н Путин адресовал свои наиболее конкретные комментарии высказываниям г-жи Райс, он с похвалой отозвался о заявлении государственного секретаря Колина Пауэлла (Colin L. Powell), что Соединенные Штаты не стремятся "сломать" Договор по ПРО. Он сказал, что "обратил должное внимание" на заявление г-на Пауэлла о том, что Вашингтон хочет иметь "эффективную, но ограниченную" оборону от потенциальных угроз со стороны баллистических ракет так называемых "государств-изгоев".

Выражая согласие с формулировкой г-на Пауэлла, г-н Путин, кажется, послал сигнал надежды, что администрацию Буша можно убедить работать в рамках Договора по ПРО, создавая ограниченную систему противоракетной обороны, которую предлагала сама Россия.

Г-н Путин признал, что он и г-н Буш подробно беседовали об Иране и растущих связях России с его руководством по вопросу торговли оружием. Он сказал, что у России "сложные отношения" с Ираном, но с похвалой отозвался о президенте Мохаммаде Хатами (Mohammad Khatami) как о "человеке очень умеренных взглядов и о достойном партнере", который пытается вывести Иран из изоляции. Он сказал, что Россия обязалась не поставлять Ирану технологии для производства ядерного оружия и баллистических ракет, но станет и дальше продавать Тегерану оборонительные системы оружия, и тут же обвинил Соединенные Штаты в "нечестной конкуренции на рынках оружия" на том основании, что они настаивают на прекращении поставок российского оружия. Он рассказал, что назвал г-ну Бушу те американские компании, которые недавно побывали в Иране и предлагали ему "крупномасштабное сотрудничество" (не уточнив, какое именно).

И все же российский руководитель заявил, что он серьезно относится к озабоченностям как Израиля, так и Соединенных Штатов по поводу продажи опасных технологий. Если российские частные лица или компании станут "в целях обогащения" нелегально продавать Ирану запрещенное оружие и технологии, заявил он, "мы попытаемся прекратить их деятельность". Он затем предложил, чтобы российские и американские спецслужбы усилили сотрудничество в борьбе с распространением опасных технологий "вне зависимости от страны происхождения" (так в английском тексте; на самом деле президент России сказал "вне зависимости от страновой принадлежности, куда эти технологии могут утекать" - прим. пер.). Г-н Путин призвал Соединенные Штаты занять более конкретную позицию в вопросе о том, как Москва и Вашингтон могли бы сотрудничать в борьбе с исламским экстремизмом, источником которого является движение Талибан в Афганистане. Он отметил, что на базах подготовки террористов в Афганистане, известных как американской, так и российской разведкам, готовили террористов, которые повинны в гибели и российских, и американских граждан. "Мы должны определить свою позицию в отношении Талибана, - сказал он. - Чего мы хотим достичь, в конце концов?"

Г-н Путин сказал, что в течение некоторого времени обсуждал с г-ном Бушем критические замечания американской стороны по вопросу проводимой Россией военной кампании в восставшей Чечне, кампании Кремля против единственной в стране независимой телевизионной сети, НТВ, и давления Москвы на соседнюю Грузию.

Что касается Чечни, г-н Путин, не упоминая имени своего предшественника, возложил ответственность за катастрофу в Чечне на принятое в 1995 году Борисом Ельциным решение о признании "де-факто" независимости Чечни, что проложило дорогу для исламских экстремистов и местных авторитетов - полевых командиров, которые, по его словам, поделили территорию республики на криминальные княжества. Он не стал отвечать на обвинения, что военная кампания против чеченских повстанцев, которая бросила в водоворот его собственную политическую карьеру в 1999 году, привела к широко распространенным нападениям на мирных людей и оставила тысячи бездомными. Но он сказал, что спросил г-на Буша, что бы сделал американский руководитель, если бы банды террористов с Юга захватили "половину штата Техас" и использовали ее как базу терроризма. Г-н Путин заявил, что "для нас абсолютно непринципиальным является вопрос на сегодняшний день зависимости или независимости Чечни от России", но что целью России является не дать вновь использовать эту территорию "как плацдарм для нападения на Россию".

Его высказывания относительно Грузии были примерно в том же ключе. Он утверждал, что еще в период нахождения у власти г-на Ельцина он заручился согласием президента Грузии Эдуарда Шеварднадзе разрешить вооруженным силам России атаковать чеченских повстанцев, которые нашли убежище на грузинской территории, но впоследствии г-н Шеварднадзе пошел на попятный. "Это единственная проблема в наших отношениях с Грузией", - заявил г-н Путин, обосновывая свое решение о введении строгого визового режима для грузинских граждан необходимостью перекрыть поток чеченских боевиков через грузинскую границу.

По важному вопросу свободы прессы в России г-н Путин не сообщил ничего конкретного о своей роли в осуществленном с благословения Кремля захвате крупнейшей в стране независимой телевизионной сети. Но он обвинил медиабарона и основателя НТВ Владимира Гусинского "в том, что тот израсходовал из государственных фондов на создание своей сети около 1 млрд. долл. США", которые, как полагает г-н Путин, никогда не будут возвращены. И он сказал, что, возможно, пройдут годы, пока Россия сумеет создать экономическую базу для всех видов независимых средств массовой информации, и при этом добавил, что "без свободы прессы у нас не может быть нормального демократического общества".

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.