В понедельник российская делегация в Совете Безопасности ООН заблокировала англо-американский план замены применяемого в настоящее время режима санкций против Ирака так называемыми "умными санкциями", направленными против относительно небольшой группы запрещенных вооружений и товаров двойного предназначения. Интересы Москвы по своей сущности корыстные: она выполняет распоряжение Багдада с тем, чтобы получить советские долги, надежные выгодные контракты на нефть, и вновь заполучить в клиенты государство, желающее покупать российское оружие.

Однако когда-нибудь Лондон и Вашингтон могут стать благодарными Москве за это "нет". А именно, оно может, по крайней мере, заставить Великобританию и США прекратить использовать различные варианты очевидно неправильного подхода, и вместо этого предпринять незамедлительные и серьезные меры к тому, чтобы устранить Саддама Хусейна (Saddam Hussein) от власти.

Существующий режим санкций, дополняемый иногда булавочными уколами авианалетов, всегда был дырявым сосудом, через который постоянно утекали англо-американское терпение, силы, ресурсы и доверие. Однако "умные санкции", чьим самым активным сторонником является госсекретарь США Колин Пауэлл (Colin Powell), вряд ли могут улучшить ситуацию. Их главной целью является лишение Ирака пропагандистского преимущества пребывания в положении жертвы жестоких санкций Запада. Однако нам не кажется, что Запад должен особо опасаться Ирака в пропагандистской войне, за исключением, пожалуй, арабского мира, в котором битва, по большому счету, уже проиграна.

Хуже того, "умные санкции" почти невозможно осуществлять, так как обыскивать каждый грузовой корабль или грузовой автомобиль в поисках включенного в запретный список оборудования гораздо труднее, чем просто останавливать все и всех, движущихся к или от иракской границы. Их выполнение требует тесного сотрудничества с соседями Ирака, что предоставит этим странам (включая содействующую терроризму Сирию) существенный рычаг влияния на политику Запада как в отношении Ирака, так и в других сферах. А также эти санкции могут ускорить восстановление экономики, влекущее за собой дипломатическую реабилитацию Ирака, что не совпадает с интересами Запада.

Что же, в этом случае, будет альтернативой? Прежде чем обратиться к этому вопросу, рассмотрим следующее. Согласно данным находящейся в Вашингтоне организации по контролю за ядерным оружием "Wisconsin Project on Nuclear Arms Control", Ирак, возможно, располагает 3,9 тоннами нервно-паралитического газа VX и 3000 тоннами других отравляющих газов. На вооружении Ирака находятся 157 авиационных бомб и 25 ракетных боеголовок, оснащенных смертельными биологическими веществами, такими, как сибирская язва. Ирак имеет как минимум восемь высокоточных электронных устройств, необходимых для приведения в действие ядерных ракет. Он также, возможно, обладает девятью ракетами средней дальности "Скад" ("Scud"). Он создал полуторатонное ядерное устройство, и разработал, если уже не построил, 600-коллограмовое устройство, которое может быть размещено в ракете. Многие эксперты полагают, что к моменту, когда закончатся полномочия нынешней администрации, Ирак сможет поставить на вооружение от трех до пяти ядерных устройств.

Если эти расчеты верны, то мы имеем ясную и реально существующую угрозу не только стабильности на Ближнем Востоке, но и безопасности Запада в целом. Понятно, что принятие Организацией Объединенных Наций срочных дипломатических мер не решит ничего. Так какой же будет план?

В 1981 году Израиль разрушил иракский ядерный завод в Осираке, за что получил громогласное осуждение Запада. В 1991 году Ирак подвергся нападению за вторжение в Кувейт. Однако интересно, какие действия мог бы предпринять Запад против ядерных амбиций Саддама, если бы последний не предоставил такой замечательный повод для вмешательства в его планы. Сейчас Запад, кажется, ждет, от Саддама, когда тот даст им еще один повод для того, чтобы он (Запад) смог получить одобрение ООН для начала действий. Нам это кажется верхом неблагоразумия.

В действительности, заслуживающая внимания стратегия уже предлагалась. В феврале 1998 года конгрессмен Стивен Соларц (Stephen Solarz) и бывший помощник министра обороны Ричард Перле (Richard Perle) написали тогдашнему президенту Клинтону (Clinton) открытое письмо, в котором излагалась состоящая из девяти пунктов стратегия "свержения Саддама и его режима". Среди названных мер было признание временного мятежного правительства Ирака, восстановление надежного убежища на севере Ирака, освобождение замороженных средств Ирака в размере 1,6 млрд. долл. США, чтобы предоставить помощь мятежникам, систематические авиационные кампании, проводимые также в помощь повстанцам, и, в качестве крайней меры, размещение сухопутных сил США для поддержки восстания. Среди подписавших это письмо были Дональд Рамсфельд (Donald Rumsfeld), Ричард Армитадж (Richard Armitage) и Пол Вулфовиц (Paul Wolfowitz), и все они сегодня занимают немалые должности в администрации Буша (Bush).

В январе, на слушаниях, во время которых происходило его утверждение в должности, госсекретарь Пауэлл отказался от этого подхода, ставя под сомнение, что "действительно существует реальное основание полагать, что люди, которые пойдут на иракскую территорию, добьются успеха". Нет сомнений, он прав в том, что такая стратегия, кроме того, что повлечет значительные затраты политического капитала, также имеет риск закончиться неудачей, особенно если будет выполняться с колебаниями. Однако, принимая во внимание, что другие варианты здесь не подходят, и осознавая тот факт, что невозможно ничего не делать, предложенный выше курс заслуживает благосклонного и срочного рассмотрения.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.