В понедельник следователи Владимира Путина выдвинули уголовные обвинения против директора небольшой телевизионной станции, которая была последним прибежищем для независимых журналистов, изгнанных из "НТВ" в этом году. Во вторник его милиция вторглась в офисы "Эха Москвы", независимой радиостанции, являющейся последним еще не разрушенным или не захваченным приспешниками г-на Путина осколком империи "НТВ". Пока все это происходило, сам г-н Путин делал еще одно демонстративное и лицемерное заявление по Чечне, объявляя в присутствии президента Франции Жака Ширака (Jacques Chirac), что постоянное чеченское сопротивление его жестокой военной кампании является результатом деятельности "иностранных наемников, не испытывающих недостатка в героине". Тем временем в Нью-Йорке посол г-на Путина в одиночку заблокировал пересмотр санкций ООН в отношении Ирака, препятствуя имеющей большое значение попытке администрации Буша (Bush) прекратить реабилитацию Саддама Хусейна (Saddam Hussein).

Мы все еще надеемся получить представление о душе г-на Путина, о чем в прошлом месяце говорил президент Буш - представление, которое убедило его в том, что российский президент "открытый, искренний человек" и "выдающийся лидер", которому может доверять его (Буша - прим. пер.) администрация. В отсутствие такого знания мы должны исходить из публичных действий г-на Путина, которые продолжают быть действиями вызревающего автократа, систематически уничтожающего свободную прессу своей страны, отвечающего ложью и грязной войной мятежным национальным меньшинствам, и стремящегося восстановить влияние России в мире поддержкой и ободрением таких врагов США, как Ирак.

С точки зрения г-на Путина эти разнообразные кампании идут лучше, чем когда-либо, а после его встречи с г-ном Бушем и выраженного последним хлещущего через край одобрения возражения Запада против его (Путина - прим. пер.) режима и тактики практически исчезли. Возьмите, к примеру, г-на Ширака, чья относительно сильная критика вторжения г-на Путина в Чечню за последний год охладила французско-российские отношения. Президент России поступил как угодно, но не умно во время визита г-на Ширака в Москву, отправив свою милицию в студии "Эха Москвы" перед тем, как на станции должно было состояться интервью французского лидера, и сделав свое абсурдное заявление, стоя рядом с г-ном Шираком. И все же г-н Ширак, очевидно, не желая быть обогнанным Вашингтоном в дружеских отношениях с г-ном Путиным, хорошо воспринял это унижение; вместо того, чтобы критиковать налет на "Эхо Москвы" или действия г-на Путина в Чечне, он подчеркнул те "значительные договоренности", которых достигли французское и российское правительства. Г-н Буш вступил в должность, обещая, что он не будет обольщен кремлевским лидером так, как был обольщен президент Клинтон (Clinton) Борисом Ельциным. Перед первой встречей с г-ном Путиным советники г-на Буша утверждали, что президента заботили такие вопросы, как свобода прессы, Чечня и поддержка Москвой государств-изгоев, и что президент заявит г-ну Путину, что американо-российские отношения будут зависеть от этих вопросов. Администрация настаивает, что она не готова обменять терпимое отношение к разрушению г-ном Путиным Чечни и российской демократии на стратегическое сотрудничество Кремля в сфере противоракетной обороны.

Г-н Буш сам на прошлой неделе сказал в интервью, что его отношение к г-ну Путину может измениться, если "он (Путин - прим. пер.) окажется другим". Таким образом, поведение г-на Путина на протяжении этих недель, прошедших со времени саммита, ставит вопрос: ответит ли президент Буш?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.