18 июля 2001 года. Государственный секретарь США Колин Пауэлл (Colin L. Powell) заявил корреспонденту газеты "The Washington Post", что "90% моего времени расходуется на то, что, вероятно, составляет 0,1% населения мира". А это 6 миллионов человек. Допуская, что он гиперболизирует проблему, тем не менее следует признать, что повседневные мелочи внешней политики, по всей видимости, заменили то мышление и планирование, которое переполняло геополитическую архитектуру периода после второй мировой войны. Это были Бреттон-Вудское соглашение, Международный валютный фонд, Всемирный банк, доктрина Трумэна (Truman), план Маршалла (Marshall) и НАТО, которые держали мир на ровном киле в последние 50 лет 20-го столетия. Сегодня, как это ни печально, геополитического видения для 21-го столетия недостаточно.

Если г-н Пауэлл не может видеть геополитического леса из-за небольших деревьев, то его коллега в Пентагоне Дональд Рамсфельд (Donald H. Rumsfeld) воюет с собственными генералами и американскими конгрессменами, которые не дают ему заняться работой по подготовке США к войнам будущего. Совет национальной безопасности США, которым заправляет Кондолиза Райс (Condoleezza Rice), кажется, вступил в загоризонтный вакуум.

Представляется, что в недрах Совета национальной безопасности США вырисовывается новая глобальная структура безопасности. Первоначальную идею еще 6 декабря 1993 года выдвинул тогдашний государственный секретарь США Джеймс Бейкер-третий (James Baker III). Он писал в газете "The Washington Times": "Руководителям НАТО следует нарисовать четкую карту расширения НАТО на восток путем включения государств Центральной и Восточной Европы и государств бывшего Советского Союза, особенно демократической России. Иными словами, наиболее успешному в истории альянсу предначертано проследить за тем, чтобы угроза, которая его же и породила, была выброшена в мусорную корзину истории".

Одиннадцатого февраля с.г. Владимир Путин вручил генеральному секретарю НАТО лорду Робертсону (Robertson) 9-страничный меморандум, в котором российский президент впервые говорит об угрозе со стороны так называемых "государств-изгоев" и о необходимости противоракетной обороны (ПРО). Он предложил разработать систему ПРО в тесном сотрудничестве с Европой. Для Соединенных Штатов, отметил г-н Путин, угроза от межконтинентальных баллистических ракет (МБР) "государств-изгоев" хотя и реальна, но пока является делом отдаленного будущего. Однако г-н Путин не исключил возможность заключения соглашения с европейскими членами НАТО и Соединенными Штатами о создании региональной системы ПРО.

Первого мая с.г. президент Джордж Буш-младший (George W. Bush) впервые заговорил о сотрудничестве с Россией в вопросах совместной обороны и необходимости избавления от враждебности, доставшейся в наследство от "холодной войны".

В своем первом внешнеполитическом интервью сразу же после своей победы на выборах 13 мая с.г. новый правоцентристский премьер-министр Италии Сильвио Берлускони (Silvio Berlusconi), когда его спросили о том, как он относится к идее вступления России в НАТО, ответил: "Почему бы и нет".

Через день после саммита Буш-Путин 16 июня г-жу Райс спросили, видит ли она возможность для России стать членом НАТО, на что она ответила: "Мы не должны исключать ничего. В Европе происходят драматические перемены. И, если Россия сделает важные, правильные выборы относительно своего будущего, относительно демократии, свободы рынка, мирных отношений со своими соседями, то Россия будет полностью интегрирована в Европу", в том числе в натовскую Европу.

После саммита в Словении почти незамеченным прошел тот факт, что г-н Буш-младший приоткрыл дверь для вступления России в институты Европы, включая и НАТО. Вспоминая об этой встрече во время интервью с Пегги Нунан (Peggy Noonan), он ей поведал, что сказал г-ну Путину о том, что в конечном итоге самую большую вероятную угрозу России может представлять Китай, а не Америка. "Я сказал: 'Вы, господин президент, европеец. У вас в НАТО нет врагов, НАТО к вам относится хорошо, НАТО не создает вам никаких проблем".

По вопросу приема России в НАТО г-н Буш-младший сказал, что г-же Нунан, наверное, было бы "интересно" узнать, что часть его думала "Почему бы и нет", тогда как "Я не задумывался над нюансами этого вопроса".

Г-н Буш-младший сказал также: "Я нашел (в г-не Путине - прим. пер.) человека, который понимает, что будущее его страны связано с Западом, а не с Востоком, что у нас общие заботы в сфере безопасности, главным образом связанные с исламским фундаментализмом. Он осознает, что ракеты могут падать и на него, а не только на нас┘ Почему бы нам не подумать над тем, как по-иному построить отношения Буш-Путин, чтобы в них было больше позитива?"

Г-жа Райс и ее Совет национальной безопасности в самом деле думают над тем, какой должна быть новая архитектура (международных отношений - прим. пер.) в 21-ом столетии. Г-н Путин хочет подробно обсудить с США стратегические угрозы для обеих стран сегодня и в ближайшие 10-15 лет. Вот этот вопрос и собирается прозондировать г-жа Райс в Москве на этой неделе.

Будучи нынешней весной в Вашингтоне, немецкий министр обороны Рудольф Шарпинг (Rudolf Scharping) в частной беседе заявил, что "в ближайшие 10 лет станет неизбежной новая система безопасности, объединяющая Северную Америку, Европу и Россию". Когда на этой неделе г-н Путин сказал, что НАТО следует распустить, он тем самым выразил согласие с точкой зрения г-на Шарпинга. Новая структура безопасности должна будет охватывать более широкую территорию, чем Северная Атлантика.

(В средствах массовой информации) превозносили то, как г-н Путин и китайский председатель Цзян Цзэминь (Jiang Zemin) накануне американо-российского саммита подписали договор о сотрудничестве со среднеазиатскими государствами в борьбе против исламского экстремизма. В этом увидели часть российской стратегии восстановления своего влияния на региональные и глобальные дела. А почему бы и нет? Все крупные державы, включая Индию, обеспокоены быстро распространяющейся заразой псевдорелигиозного терроризма. Высокопоставленный азиатский государственный деятель Ли Кван Ю (Lee Kuan Yew) из Сингапура заявляет, что это самая серьезная угроза на глобальном горизонте и говорит: "Попомните мои слова, в предстоящие года мусульманская бомба пойдет гулять по свету". Индия по той же самой причине предлагает стратегический союз с США и Россией. Пакистан, по подсчетам своего президента Первеза Мушаррафа (Pervez Musharraf), имеет 1,5 миллиона экстремистов. "1% населения держит в заложниках остальные 99%", - говорит он.

До тех пор, пока Россию держат на расстоянии, позволяя ей только наблюдать за событиями, в ее отношениях с остальным миром будет наблюдаться скрытая враждебность. Сохранится и соблазн показать миру, что у нее имеются другие опции, к примеру, заключенный на этой неделе договор о дружбе и сотрудничестве с Китаем, хотя он и "не направлен против какой-то третьей стороны". Г-н Путин уже столько раз говорил европейским руководителям, что Россия принадлежит к Западу и очень хочет установить общее экономическое пространство с Европейским союзом. В конце "холодной войны" весь мир преклонялся перед супермогуществом США. Однако США потеряли напрасно все десятилетие 90-х годов, когда они могли бы вместе с друзьями и бывшими противниками создать новую геополитическую архитектуру взамен институтов для строительства наций периода после второй мировой войны. Концепция США как единственной сверхдержавы сегодня является удобным способом избегать думать о проблемах безопасности нового столетия. Сверхдержава, которая одновременно боится рисковать и не желает нести потери, успокаивает себя ложным чувством безопасности.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.