В ходе холодной войны британское правительство сделало секретный заказ на производство 10000 биологических кассетных бомб, способных создавать мощные очаги заражения инфекционными болезнями и предназначенных для поражения целей на территории СССР, сообщают британские ученые.

Эти бомбы, которые должны были содержать "сильнейшие биологические вещества для вывода из строя рабочей силы", были заказаны правительственными штабом Военно-воздушных сил в рамках реализации плана под кодовым названием "Красный адмирал". Они должны были быть готовы к 1957 году, по всей видимости, как оружие возмездия, на случай если СССР применит биологическое оружие против Великобритании.

План "Красный адмирал" был аннулирован в 1957 году, еще до того, как были созданы бомбы, но после того, как были проведены широкие испытания в области применения токсинов и вирусов на животных в районе Гебридских и Багамских островов и Антигуа.

Недавно рассекреченные документы, обнаруженные Брайаном Палмером (Brian Balmer), специалистом в области научной политики в университетском колледже Лондона, свидетельствуют о том, что в течение ряда лет после Второй мировой войны, по разрушительной силе и эффективности биологическое оружие рассматривалось военными как потенциальный эквивалент ядерному оружию.

"Традиционные историки пишут о том, что в 40х годах оружием массового поражения считались ядерное и химическое оружие, - говорит Палмер. - В действительности же высокопоставленные британские военные рассматривали биологическое оружие, как не менее эффективное средство нападения, чем атомное оружие. А командование ВВС Великобритании в 1946 году выступало сторонником применения биологического оружия индивидуального поражения".

Выдержки из документов, опубликованных в книге Палмера под названием "Британия и биологическая оружие", свидетельствуют о том, что военные были поражены и напуганы эффективностью биологического оружия.

В одном документе, датированном 1947 годом, военные пишут, что "использование токсина ботулизма для отравления резервуаров с водой и заражение на этой территории таких представителей естественной фауны, как крысы, собаки и кошки бубонной чумой, бешенством и т.д. - рассматриваются как эффективные методы нападения".

Дальше читаем: "Считается, что у русских значительно больше вшей и других паразитов, чем у нас, поэтому атака бактериями паразитической группы, т.е. бубонной чумой, тифом и т.д., приведет к нашему преимуществу".

Доклад заканчивается выводом о том, что использование биологического оружия станет "нарушением законов цивилизованного мира", и требованием всеобщего запрещения применения биологического оружия. Это напоминает положения Женевского протокола 1925 года, в котором запрещалось применение химического и биологического оружия. Тем не менее в докладе говорится о том, что Великобритания должна располагать биологическим оружием, чтобы быть "полностью готовой к любой неожиданности".

В 1948 году министерство ВВС Великобритании рассчитало, сколько бомб потребуется для нанесения серьезного ущерба 27 ключевым городам СССР. В результате было получено заключение, что при точных попаданиях по разрушительной силе 296 биологических бомб будут равны 59 ядерным бомбам.

Однако по мере того, как программы по разработке атомного оружия набирали вес, а полевые испытания патогенного биологического оружия приводили к самым разным результатам, правительство отказалось от дальнейшей разработки проекта.

В 1994 году в рамках ответа на парламентский запрос правительство консерваторов сообщило, что в конце 1940-50х годов на море было проведено пять испытаний опасных бактерий и вирусов - три из них в Карибском море.

Доктор Балмер обнаружил, что при этом использовался широкий спектр патогенного биологического оружия. Среди испытываемых биологических вещество присутствовал и микроорганизмы-возбудители сибирской язвы. Применялись также и бруцелла, и francisella tularensis, вызывающие сильнейшую лихорадку. Палочка чумы, бактерия вызывающая чуму, впервые была использована на Гебридских островах, вопреки соображениям безопасности.

В 1954 году крайне заразный, подтачивающий здоровье и в некоторых случаях приводящий к фатальному исходу вирус, вызывающий так называемый венесуэльский лошадиный энцефалит был распространен на Багамах в 60 милях на юг от Нассо. Планируя операцию под кодовым названием "Озон", военные наивно предполагали, что она не будет иметь негативных последствий для туризма.

Однако испытания не прошли гладко. Первая операция под кодовым названием "Сбруя" между 1948-49 годами началась с побега 250 обезьян, специально привезенных самолетом из Индии для проведения экспериментов. Не всех обезьян удалось поймать.

Экипажам судов не сообщали о том, что они принимают участие в испытаниях биологического оружия, до тех пор, пока вся флотилия не отправилась в Карибское море. Приспособление для испытаний состояло из 35 связанных резиновых спасательных лодок, в каждой из которых имелся ящик для живой овцы, коробка для обезьяны и контейнер для трех морских свинок. В ходе подготовки операции две спасательные шлюпки были атакованы и захвачены акулами.

Один лаборант заразился от испытательных образцов бруцеллезом, при этом его родственникам было сообщено, что такая болезнь "довольно часто возникает в тропическом климате".

Во время войны было испытано небольшое количество биологических бомб, которые сбрасывали с самолета. Однако единственным видом бактериологического оружия, который производила Великобритания в больших количествах в этот период, были лепешки из льняных жмыхов с примесью микроорганизмов-переносчиков сибирской язвы. Они применялись для заражения скота, пасущегося на полях Германии.

После войны выяснилось, что Гитлер (Hitler) ограничил сферу разработки и применения биологического оружия в нацистской Германии защитными целями.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.