- Теракты 11 сентября не обнажили ли они все трудности в управлении миром ?

- Да. Они обнаружили нашу ужасную беспечность в вопросах бедности, окружающей среды, водных ресурсов. Зато, важно заметить, что после пережитого шока к подобным проблемам стали относиться серьезнее. Но драма заключается в том - и это показал азиатский кризис - что во время кризиса мало что можно исправить, а после кризиса - и того меньше. Плохое утешение быстро нас разоружило.

- Что необходимо сделать?

- Для начала открыть рынки для продукции бедных стран; затем - прекратить продажу оружия такими темпами, как сейчас, и соблюдать договоренности. Мы заявили, что снизим уровень бедности в мире наполовину к 2015 году. Как вы хотите построить гуманное общество, если не будете исполнять обещаний? Наконец, нужно поразмыслить об управлении миром. Никто не хочет создания экономического управления, но необходимо адаптировать наши международные институты, созданные сразу же после Второй Мировой войны к реалиям сегодняшнего дня. В то время, например, вообще не ставился вопрос об окружающей среде. Следовательно, нужно создать мировой институт, способный предвидеть и анализировать экологическую опасность и противопоставлять им меры, согласованные со всеми странами.

- Нужно ли искать другие источники финансирования для развития наиболее бедных стран, такие как налог Tobin?

- Я не думаю, что этот налог заработает; он мог бы приносить много денег при условии его установления во всем мире. Но если у вас есть 69 иностранных центров* которые делают, что хотят, вы не соберете ничего, и направите финансовую деятельность к выгоде этих центров. Зато, я испытываю большую симпатию к налогу с продажи оружия, которая, по определению, порождает бедность. И этот налог легко можно будет установить, поскольку страны большой семерки поставляют 90% вооружения во всем мире, в ООН есть такая графа, где расписаны все виды продажи тяжелых металлов, что можно распространить и на легкие виды оружия. Эта мера лишь ограничит эту торговлю, но зато она принесет средства для финансирования мирных проектов. К тому же, я с удовольствием констатирую, что министр финансов Франции [Лоран Фабиус(Laurent Fabius)] расценил эту идею как вполне осуществимую и интересную. Конечно, торговцы оружием будут сопротивляться, но речь идет о том, чтобы показать, кто управляет на деле┘

- Кажется ли вам, что шок 11 сентября немного отрезвил правительства?

- Да, немного. Заметно, с какой быстротой американское правительство отвергло все, в чем души не чаяло: оно было гипермонетаристским, а стало ультра кейнианским*, оно признало, что нужно установить порядок в центрах за рубежом. Короче говоря, оно приняло меры противоположные тем, за которые ратовало во время предвыборной кампании. Но я боюсь, что один раз пережив опасную ситуацию, оно не вернется уже к своим прежним предпочтениям.

- Вы также и воинствующий христианин. Каков Ваш взгляд на религиозный фанатизм, который вдохновляет террористов?

- Религии любви так же очень часто являются религиями насилия. Однако, джихад есть сначала борьба с самим собой, борьба за добро и мир. И христианская религия не требует войны, если это не война с самим собой. Верующие должны сойтись в том, что у них есть общего - желание мира. Иначе они не пойдут на встречу друг другу, и особенно, в нашей стране. У нас есть концепция "светскости", которую я не устаю называть "холодной". Например: не преподавая историю религий в школе, мы лишаем наших детей очень важных вещей. Как вы поймете живопись в музее Лувра, если у вас не будет даже минимальной библейской культуры?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.