Средства массовой информации извлекли наибольшую выгоду из событий 11 сентября: терроризм дал нам превосходную тему и восстановил серьезность наших намерений. Поскольку говорить об этом везении кажется почти неприличным, то никто о нем и не вспоминает. Но до 11 сентября, пресса оказывалась погруженной в затянувшийся процесс пережевывания избитых тем. Средства массовой информации в Соединенных Штатах казалось жили в эпоху, где главенствует все частное, незначительное и возбуждающее праздный интерес.

Крупнейшими новостями прошедшего лета для американцев были Гари Кондит (Gary Condit) - конгрессмен, чьи отношения с исчезнувшей загадочным образом стипендиаткой, вызвали целую волну полемики, и акулы, нападающие на пляжи. Крупные темы, затрагивающие сложные моральные, политические или социальные аспекты нашего общества постепенно исчезали, перемещаясь на последние страницы газет. Среди звезд средств массовой информации, многие занимались самолюбованием, издавая при этом радостные вопли и не имея никакого представления о сущности происходящего. Повсюду царствовали приобретенные позы.

Теперь наша работа изменилась самым драматическим образом. Сегодня действительно существуют новости, которые являются важными. Это - добро и зло, жизнь и смерть, война и мир, религия, технология, столкновение цивилизаций, будущее нашего общества. И содержание имеет значение. Нам необходимы журналисты, разбирающиеся в науке, обороне, корреспонденты в других странах. Темы очень интересны, и читатели с нетерпением ждут новостей. Потрясающе.

Тем не менее, в журналистике нас подстерегают опасности. Самая очевидная, и, с моей точки зрения, наименее важная - это опасность превратиться в пропагандистский рупор правительства, пассивный, доверчивый и не позволяющий себе критику. Само собой разумеется, что никто не должен ждать, что средства массовой информации останутся нейтральными. Неужели предполагается, что мы должны быть индифферентны к развязке?

Но то, что наши симпатии всем ясны не означает, что мы потеряли весь наш скептицизм. Уже есть газеты и новостные программы, постоянно повторяющие, что прогресса в "войне против терроризма" не заметно, и, что Пентагон, ЦРУ и ФБР сами не знают, чем занимаются.

Вьетнам и Уотергейт оставили свои следы. И к тому же, идет глобальное обсуждение; иностранные средства массовой информации, выслушанные нашими средствами, гарантируют различные перспективы.

Подозреваю, что самая большая опасность, прямо противоположна. Эта наша новая одержимость терроризмом делает нас соучастниками без нашего на то согласия. Мы превращаемся (а, частично, и уже превратились) в торговцев страхом. Один пример: боязнь сибирской язвы. До этого момента, сибирская язва оставалась тривиальной опасностью для здоровья общества и безопасности: из 17 зараженных умерло четыре человека. Это эквивалентно опасности встретиться с сумасшедшим, разгуливающим с пистолетом в руке либо биологическим Унабомбером. И, в то же время, в 1998 году 42 тысячи человек погибло в автомобильных катастрофах и 17 тысяч человек погибло насильственной смертью.

Тем не менее, средства массовой информации преподнесли сибирскую язву как преследующее всех проклятие, которое может безжалостно пасть на любого. Мне понятна причина: близость 11 сентября, распространение по почте, ее появление в заметных местах (Конгресс, Сенат, агенства новостей), страх перед неизвестным и возможность распространения заражения. И все же, освещение этого момента совершенно непропорционально реальной опасности.

Ни один уважающий себя редактор не захочет, чтобы его, после какого-нибудь возможного террористического акта, обвинили в том, что он заблаговременно не указал на существующую опасность. Следующая волна статей показала всевозможные стороны нашей уязвимости. Подобным образом, нет не одной известной личности, желающей быть распятой за сокрытие предупреждений о террористических нападениях, если эти нападения действительно произойдут. Или, еще проще, это именно та причина, по которой мы получили два уведомления из администрации Буша (Bush) о возможных нападениях на неопределенные объекты и еще одну от губернатора Калифорнии Грея Дэвиса (Gray Davis) об угрозе мостам Штата Калифорния.

Извращенным результатом будет то, что мы можем превратиться в молчаливых союзников террористов. Терроризм не ограничивает себя смертью и разрушениями. Он пытается вызвать страх, зародить подозрения, подорвать доверие общественных лидеров, заставить людей и правителей совершать поступки, которые в другой ситуации они бы не совершили.

Позвольте мне признаться: у меня нет ни малейшего представления о том, каким образом характеризовать происходящее. Исходя из того, что происшествие 11 сентября было столь невообразимым, теперь любая опасность, какой бы невероятной она не была, в один момент стала возможной. Но я уверен в том, что излишнее внимание к этой теме может зародить ложные страхи и ложные ожидания. На определение источника сибирской язвы могут уйти годы, Унабомбера смогли арестовать лишь почти через два десятилетия после его первой бомбы, и только после того, как брат выдал его. Мы также не можем оградить себя от возможной угрозы. Но преувеличенные страхи могут стимулировать обман и превратить террористические акты, не имеющие глобального значения в масштабные общественные явления.

Результат войны против терроризма будет более определенным, если у нации достанет способностей раскрыть террористические организации и предотвратить увеличение числа оружия массового уничтожения, а не способности укреплять любую потенциальную опасность в противовес опасности реальной. Усилия, затраченные на достижение этой цели, могут быть весьма значительными и внести обширные изменения в нашу повседневную жизнь, не добавив при этом ей надежности. Преследуя какую-нибудь значительную журналистскую находку, мы, создающие средства массовой информации, должны понимать, что тот самый источник, питающий нас, превращает нас и в часть самого события, а это, возможно, не настолько выгодно.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.