Вопрос. Иран - исламская, теократическая республика, так же как и Афганистан. Каково различие между ними?

Ответ. Различия очень ясны. Сегодня нельзя иметь видение мира, ограничивающее свободу, являющуюся его важной составной частью. Принцип демократичного общества принят всеми, но даже в мире западном, есть свои проблемы. Демократия требует свободы выражения и понимания различных взглядов. Поэтому ей необходимы правительства, поддерживаемые населением страны. И, если мы хотим поддерживать религию, то это должно происходить в соответствии с данным принципом. Иран является примером для других исламских стран, которые хотят сохранить свою религию и в то же время двигаться в сторону демократии и свободы.

В. В таком случае, талибы не следуют этой модели?

О. Позвольте мне говорить о концепции, а не о группах либо индивидуумах. Сегодня существуют два взгляда на религию. Одна из них - экстремистская, она - бесчеловечна, другая основана на здравом смысле. Хвала Господу, мы - христиане, иудеи или мусульмане, можем толковать религию свободно, основываясь именно на здравом смысле для того, чтобы достигнуть мира.

В. Каким Вы видите будущее Афганистана? В нем есть место для талибов или бывшего короля Захир Шаха (Zahir Shah)?

О. Афганистан - это очень запутанный вопрос. В течение нескольких лет мы предупреждали мир о положении в этой стране и о людях, населяющих ее, но никто не обратил на это внимания. Бомбардировки принесут еще больше страдания ее жителям и не дадут желаемых результатов. Мы согласны с борьбой против терроризма. Но если в результате этой войны продолжатся страдания и боль жителей Афганистана, то эта поддержка будет уменьшаться, чем могут воспользоваться террористы. Должен быть открыт переходный период под непосредственным наблюдением ООН, в работе правительства в это время должны принять участие все народности Афганистана в соответствии с их влиянием в этом регионе. Самое главное, чтобы это будущее правительство Афганистана не было насаждено извне. Мы очень сильно пострадали от ситуации в Афганистане, это, прежде всего, касается перевозки наркотиков и безопасности, поэтому единственное, что я хочу - это мира и спокойствия.

В. Вы оказываете поддержку Северному Альянсу, поставляя им финансы, оружие и наземную технику, так же, как и США. Вы уже полностью вступили в борьбу?

О. Как известно, в данный момент в Афганистане - временное правительство. Северный Альянс имеет своих представителей в ООН. Поэтому, наши взаимоотношения - это отношения между законными правительствами. Мы не будем отрицать, что ради собственной безопасности мы поддерживаем их и разделяем их взгляды на некоторые проблемы.

В. Вы признаете военное участие Ирана в войне.

О. Во внутренней борьбе в Афганистане участвует много группировок. Многие страны пытались вмешаться. Мы никаким образом напрямую не ввязывались в конфликт ни с одной из них.

В. Как вы, так и США оказываете поддержку Северному Альянсу, противостоите талибам, и обе ваши страны ведут политические дискуссии о планах относительно будущего Афганистана. Означает ли это большее сближение с США?

О. На сегодняшний день самое главное - это найти самый разумный метод, который мог бы принести победу над терроризмом. Мы не хотим прибегать к таким действиям, результатами которых, в конце концов, смогут воспользоваться террористы. Нападение на Афганистан должно быть завершено как можно быстрее, и, в то же время, нам необходимо прийти к глобальному соглашению относительно формы борьбы с терроризмом, с его первопричинами. Мы должны избавить народ Афганистана от страдания, и тогда мы станем свидетелями правления стабильного правительства в этой стране.

В. Некоторые члены вашего Парламента высказываются за диалог и нормализацию отношений с США. Какой вам видится эволюция этих отношений с Бушем?

О. Ваш вопрос - это повторение и, пока ситуация не измениться коренным образом, мой ответ так же будет повторением. Не думаю, что это привлечет ваших читателей.

В. Как бывший журналист Вы очень беспокоитесь о читателях.

О. Вам известно, что есть исторические причины, лежащие в основе несогласия между Ираном и Соединенными Штатами. Я уже неоднократно говорил, что мы должны предпринимать практические шаги. Жертвой стали не Соединенные Штаты, а - Иран. Так что мы имеем право ожидать действенных изменений. Очевидно, что для того, чтобы Ваши вопросы не повторялись, мои ответы не повторялись и Ваши читатели не скучали, положение дел должно измениться, тогда может быть сказано нечто новое. Таким образом, Соединенные Штаты должны признать, что их политика в отношении Ирана и Ближнего Востока - ошибочна. Это было бы уже шагом. К сожалению, он до сих пор не сделан. Вместо этого мы видим больше давления и прежние обвинения в адрес Ирана.

В. США утверждают, что Иран - это страна, защищающая террористов. Что Вы скажете в ответ на это обвинение?

О. Эта одна из несправедливостей, высказанных США против нас. Для того чтобы изменить давление необходимо изменить это мнение. Нет! Иран - это одна из крупнейших жертв терроризма. До сегодняшнего дня террористами предпринимались всевозможные насильственные действия, направленные против Ирана. Они нападают на нас, они преследуют нас, мы страдали очень много. Существует и терроризм государственного масштаба. Некоторые правительства, поддерживаемые Западом, заявляют, что мы расправляемся со своей оппозицией, а затем сами совершают подобные действия. Хотите пример? Мы каждый день видим это в Израиле. И, с другой стороны, правительство [Ирана], которое само является жертвою терроризма, обвиняется в поддержке террористов.

В. Вы предложили организовать встречу глав правительств по рассмотрению вопроса о борьбе с терроризмом, но известно, что многие из террористических лидеров живут в настоящее время на территории Ирана. Не могли бы Вы объяснить уклонение вашей страны от выдачи этих людей?

О. Как Президент Исламской Республики Иран хочу заявить, что ни под каким предлогом мы не разрешим въезд террористов. В Иране нет террористов. Полагаю, что мы можем участвовать в международной коалиции по борьбе с терроризмом, организованной под наблюдением ООН и основывающейся на рациональном объяснении терроризма. Мое предложение, высказанное перед ООН, основано на законности, на желание заменить военную коалицию - мирной. Полагаю, что терроризм в основе своей есть форма войны, и одна война не должна повлечь за собой другую. Нам необходимо найти другие способы.

В. Почему послание Усамы Бен Ладена оказало столь сильное влияние на исламский мир? Почему нашло такой отклик?

О. Не думаю, что это послание действительно нашло такой отклик у мусульман. Общественное мнение в исламской среде, прежде всего, желает мира, безопасности, стабильности и права защищать свою религию и свободу. Пока существуют гонения, пока люди будут чувствовать себя униженными, и никто не будет слышать их жалоб, в среде этих униженных, ожидания которых растоптаны, будет назревать чувство протеста, чувство способное привести их к идеям экстремизма. Поэтому нам всем необходимо изучить истинные причины, среди них - нищету, чтобы устранить их. Нам необходимо уничтожить несправедливость и угнетение, для того чтобы слова экстремистов не нашли себе почвы, на которой они могли бы укорениться и распространяться.

В. Не несет ли Иран долю ответственности в борьбе против этих посланий, полных ненависти, во имя Ислама?

О. Точно также как и Крестовые походы или, например, то, что происходит в Ирландии либо Стране Басков, не должно приписываться исключительно христианству, так и в существовании экстремистских движений в мире нельзя обвинять ислам. Мне кажется, что есть некие темные силы, пытаются извлечь выгоду из этой ситуации. Они хотят возродить негативное отношение к мусульманству, существующее на Западе. Мы должны предотвратить столкновение цивилизаций и религий и преодолеть распространение ненависти.

В. Какие конкретные действия Буша на Ближнем Востоке, направленные на прекращение конфликта, Вы хотите увидеть?

О. Нет иного выхода из ситуации в Палестине, кроме официального признания прав палестинского народа, кем бы они ни были - мусульманами, иудеями или христианами, жить в мире, выбирать свое будущее, возвратить беженцев на их земли и создание палестинского государства со столицей в Иерусалиме. Именно таким должен быть мирный путь на Ближнем Востоке. Если права беженцев или тех, кто были подавлены и угнетены, не захотят признать, проблемы не смогут быть решены.

В. Это совместимо с существованием государства Израиль?

О. Само собой разумеется, что мы не признаем Израиль и считаем, что палестинская территория была узурпирована. Но решение должны принимать палестинцы. Желание палестинцев должно быть принято во всем мире.

В. Если палестинцы согласятся с правом на существование Израиля, Правительство Ирана так же согласится с ними?

О. Несмотря на моральные соображения, что правительство, основанное на угнетении, не может быть признано, мы с уважением отнеслись бы к этому решению.

В. Вы посетите место, на котором стояли башни Всемирного Торгового Центра? Что Вы хотите сказать американцам во время этого визита?

О. Я уже видел Международный Торговый Центр. Когда я смотрел на последствия нападения, которые показывались по телевидению, я испытал глубокую грусть. Я был одним из первых глав правительств, высказавших свои соболезнования американскому народу. Посетить развалины будет очень страшно. Тяжело видеть то, что делает ненависть, ненависть террористов, разрушающая наши души и наши жизни. Будем надеяться, что происшествия 11 сентября будут последними, и скоро мы увидим мир.

В. У Ирана есть какие-нибудь доказательства того, что за нападениями стоят Усама Бен Ладен и Аль-Каида? Вы признаете их вину?

О. У нас нет никаких подтверждений этому. Некоторые действия этих группировок привели к последствиям, которые могут быть истолкованы лишь как террористические акты. Но в этом конкретном случае у нас нет никаких доказательств, кроме всех этих спекулятивных заявлений, утверждающих, что доказательства имеются. Мы их не видели. Но нет сомнений в том, что экстремистские группировки, проповедующие террористические акты и пытающиеся разрешить проблемы, основываясь на удержании влияния - это именно тот тип людей, который, в конце концов, может совершить террористический акт. Это не так сложно понять.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.