В ноябре российская Государственная Дума приняла решение приступить к реализации самой крупной инвестиционной программой для Калининградской области (Кенигсберг). Вместо нынешних 70 миллионов рублей, которые выделяются для развития экономики области, в следующем году этот регион должен получить 800 миллионов (примерно, 25 миллионов долларов США). Так Россия отвечает на опасения Запада относительно того, что анклав Калининград будет предоставлен самому себе.

Уже несколько лет ЕС и Россия стремятся вести конструктивный диалог по вопросу Калининграда, при этом с разным успехом.

В ноябре зарубежные авиационные компании закрыли из финансовых соображений все рейсы в Калининград, и теперь до региона можно добраться только из Москвы. Железнодорожное и автомобильное сообщение с Калининградом через Польшу и Литву не развивается. Анклав все больше попадает в изоляцию, и это в центре Европы. После вступления в ЕС и в Шенгенское соглашение Польши и Литвы жители Калининграда больше не смогут пересекать границы области без наличия соответствующей визы. То же самое относится к россиянам, которые будут направляться из метрополии в Калининградскую область. Необходимы нетрадиционные решения.

Стратегия ЕС "Северного измерения"

ЕС придает анклаву в рамках своей стратегической программе "Северное измерение" большое значение. Правда, не хватает структуры, в рамках которой можно было бы вести диалог. До сего дня не существует постоянного форума, в рамках которого можно было бы вести дискуссию по калининградскому вопросу и находить его решения. В последние месяцы ЕС подготовил несколько документов с изложением различных позиций. Судя по всему, российская сторона тоже сегодня разобралась со значением Калининграда для будущих европейско-российских отношений.

При этом расширение ЕС в сторону стран Балтии для Москвы менее проблематично, чем расширение НАТО. До недавнего времени Россия выступала в этом отношении с различного рода угрозами. Некоторые политики говорили о необходимости военного усиления Калининградской области о размещении там ядерного оружия. Чтобы придать убедительность таким сценариям угроз, российские Вооруженные силы провели недавно учения, на которых отрабатывался вопросы обороны области от превосходящего, правда, не названного противника. К тому же в начале года с американских спутников была получена информация о переброске в регион ядерных ракет. Москва опровергла эти сообщения, назвав их галлюцинациями. Но даже если эта информация не соответствует действительности, русские продемонстрировали решимость противодействовать расширению НАТО.

Если в вопросах приема в НАТО стран Балтии Россия прибегала к бряцанию оружием, то в вопросе расширения на Восток ЕС она проявляла готовность к сотрудничеству, поскольку увидела шанс интеграции в мировую экономику через региональное сотрудничество с ЕС на северо-востоке Европы. По крайней мере, по этой причине европейская стратегия "Северное измерение" была адаптирована к потребностям России: совместная индустриализация российского Севера, ликвидация последствий загрязнения Баренцева моря, а также создание европейско-российского энергетического альянса.

Именно этот последний пункт стратегии "Северное измерение" решительно повышает будущее значение Калининграда. Предполагается, что область, для которой предусматривается статус пилотного проекта, должна найти прочное место в европейско-российских отношениях. Почти между прочим предполагается решить проблему энергетического дефицита путем строительства через анклав трубопровода. Было бы катастрофой, если Калининград разделил судьбу Западного Берлина времен "холодной войны".

Автономизация региона

Некоторые авансы Европы в отношении Калининграда вызвали недоверие в Москве. Несмотря на то, что западная сторона постоянно заверяла, что не собирается ставить под сомнение то, что Калининградская область является частью Российской Федерации, в Кремле начали набирать силу голоса людей, которые считали вредным вмешательство брюссельской бюрократии в дела Калининграда. Москва явно опасается потери суверенитета в своем анклаве.

Опасения такого рода имеют под собой определенную почву, свидетельством чего являются основные показатели экономического развития и опросы среди местного населения. В частности, как и прежде, регион получает скупые западные инвестиции, в то же время постоянно растет его зависимость от импорта из-за рубежа. Оттуда импортируется 80% продовольственных товаров.

Германия является с большим отрывом от остальных стран самым крупным торговым партнером анклава и поставляет 50% всех промышленных товаров. Согласно одному российскому исследованию, в 2000 году дефицит внешней торговли Калининградской области составлял уже 720 миллионов долларов США.

Однако Москву, прежде всего, беспокоит то, что все большее число жителей области говорит о том, что оно может представить себе получение регионом особого статуса внутри ЕС. Согласно опросам общественного мнения, 80% жителей области считают более компетентным в решении их проблем Брюссель, а не Москву. Жители Калининграда уже в течение 10 лет вынуждены, чтобы попасть в свою метрополию - Россию, пересекать территорию иностранных государств. Поездка в Россию для многих жителей области связана с большими финансовыми расходами. В такой психологической обстановке в Калининградской области подросло новое поколение русских.

Элита региона повернулась лицом к Западу. Заместитель мэра Калининграда Сильвия Гурова в одной из своих статей, опубликованных у нас, высказала точку зрения, что Россия и ЕС должны срочно найти решение, каким образом найти Калининградской области место в едином экономическом пространстве с Польшей и Литвой.

Страх Москвы по поводу особой самостоятельности Калининградской области как российского эксклава внутри ЕС является, не в последнюю очередь, результатом страха относительно неустойчивого характера самой Российской Федерации. Если Москва согласится предоставить региону, который в настоящее время является одним из 89 субъектов Федерации, особые права, как того постоянно требуют Брюссель и калининградская элита, это может дать толчок скрытому сепаратизму также в других республиках России, таких, как Татарстан.

Частичным решением проблемы могла бы стать преобразование региона в восьмой "федеральный округ". Как известно, Путин после прихода к власти поделил Россию на семь новых административных "федеральных округов". С одной стороны, область, тем самым, была бы поставлена под непосредственный контроль Кремля, с другой, - тем самым, не было бы необходимости предоставлять Калининградской области вызывающий опасения особый автономный статус.

Нерешенной проблемой остается коррупция в Калининградской области. Нынешние споры относительно полномочий между вновь избранным губернатором адмиралом Владимиром Егоровым и уполномоченным - "супергубернатором" Северо-западного федерального округа Виктором Черкесовым, резиденция которого находится в Санкт-Петербурге, и которому поручено осуществлять политический контроль над регионом, имеют поэтому политико-экономические причины.

Перспективы

День 11 сентября сильно изменил политическую ситуацию в мире. Это касается, прежде всего, отношения Соединенных Штатов к России. Создание американцами антитеррористического альянса, поддержанного Россией, символизирует собой переход мирового порядка, сложившегося в период "холодной войны", к своей новой форме. Ширятся голоса в поддержку принятия России в НАТО или создания нового трансатлантического альянса от Калифорнии до Камчатки.

Если бы удалось придать новому антитеррористическому альянсу характер реально существующей организационной структуры, которая бы первоначально могла представлять собой совместное разведывательное подразделение НАТО и России, а уже затем - совместную структуру на уровне министерств внутренних дел, предназначенную для борьбы с наркотиками и поиска нелегальных финансовых потоков террористических организаций, Россия тогда бы могла избавиться от чувства изолированности от важных международных политических органов, принимающих решения.

В конечном счете, могли бы быть созданы подразделения, предназначенные для борьбы с терроризмом и миротворческие войска, как это сегодня имеет место на Балканах. Нынешний Североатлантический оборонительный союз получил бы новую задачу, трансформировался бы, исчез бы образ потенциального врага в лице России. С учетом выше означенного развития сами по себе могли бы разрешиться противоречия, связанные с американской системой противоракетной обороны. Помимо пользы такого развития для всего мира вступление России в НАТО могло бы способствовать снижению остроты проблемы с Калининградской областью.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.