Резиденция муллы Омара стоит на краю тощего леса, у подножья лысой горы. Импозантная усадьба, немного в стороне от города, у дороги, которая уходит на пик Баба Саб. Очевидно, вождь правоверных не надеялся на одно провидение, чтобы обеспечить свою безопасность. По крайне мере, две укрепленные ограды отделяют нас от главного входа. Обширная площадь опоясана высокими стенами, прикрываемых батареей зениток, которые стоят на бугре. Но настоящий сюрприз ждет нас, когда мы пересекаем монументальные ворота в сопровождении охранника. Отделанный под мрамор, появляется дворец дамы Тартин, утопленный в пастельных тонах, по версии исламского рококо. Мечеть в стиле Диснейлэнд, стоит над песчаной эспланадой, минареты инкрустированы блестящими на солнце осколками стекла. Место культа для приближенных. Перед ней стоит скульптура из раскрашенного бетона, - конгломерат нагромождений, напоминающая заснеженную вершину.. Аллея ведет от дома молитвы прямо к дому муллы.

Зеленая алтея, розовая конфетка. Храм кича, место уединения духовного лидера талибов - ни что иное, как последовательность вычурных фресок, где зеленая алтея соседствует с розовыми конфетами. Стены первого пояса покрыты наивными скетчами, показывающими идиллический Афганистан, где царственная природа соседствует с огромными гидроэлектростанциями, заводами, четырехколейными дорогами, которых страна никогда не знала. За железными дверьми - маленький двор, где просители могли ожидать возможной встречи, лежа на желтой траве маленькой квадратной лужайки. Аудиенции протекали на открытом воздухе возле цветника или на площадке с разукрашенными столбами, толстыми, как деревья, на которые выходили окна кабинета муллы. Безопасное место. Хамид Карзаи (Hamid Karzai), новый глава временного правительства, несмотря на формальное отрицание, разместил здесь большую группу американских военных советников. Их антенны установлены на крышах резиденции. Несколько десятков человек, одетых под цвет пустыни, разместились позади мечети, с компьютерами и спутниковыми телефонами. Ирония состоит в том, что представители спецслужб разбили лагерь в логове врага, которое войска бомбили по их наводке.

Посредине двора - огромная воронка, в первом оборонительном поясе, на аллее, которая ведет к дому. Стены испещрены осколками металла. Но эта часть комплекса не была разрушена. Второй, внутренний пояс сильно пострадал. За новой железной дверью, на один лестничный пролет выше, мулла Омар построил в своем блестящем стиле свои личные апартаменты. Огромная приемная, с дверями из дымчатого стекла, за ней открываются два крыла. Налево - личные комнаты главы талибов. Окруженная двумя комнатами стражи, комната для молитв. Скромного размера, относительно всего здания. Единственное украшение - фотография мечети в Медине. Пуштунский солдат, завернувшись в овечью шаль, спит сном праведника на пустой кровати муллы. Двуспальная кровать, хорошей выделки, с настоящими импортными матрасами - необычайная роскошь в Афганистане. Заднюю стену комнаты занимает библиотека. Дверь ведет в ванную, выложенную розовой плиткой, в ней душ, и туалетная комната на турецкий манер.

Стадо коров. В правом крыле здания скрыты комнаты трех жен вождя правоверных. Мощная американская бомба пробила потолок. Пол усеян обломками, осколки термоса, горшочек для детской присыпки, коробка молока для младенца, - знаки былого присутствия детей муллы.

Слуги жили в кухне в глубине комплекса. Позади, бомбами были разрушены стойла, где было любимое коровье стадо муллы. Фураж, запасенный на зиму, рассыпан по обледенелой земле. Стена, закрывающая огород, не выдержала ударной волны и погребла под собой огурцы. Только печь для выпечки хлеба и деревянное хранилище уцелели.

Трудно, однако, обвинять пилотов в неточности. Скорее наоборот. Принимая во внимание интенсивность налетов за последние два месяца, город в относительно хорошем состоянии. Все кварталы на месте, очень мало зданий, которое нельзя восстановить. Бывшая официальная резиденция муллы Омара в Вали Коти, давно оставленной лидером талибов, жилая часть уцелела. Напротив, бомбы разнесли в пух и прах подсобные помещения, где укрывались солдаты: их трупы до сих пор погребены под развалинами.

Но командный пункт находился именно здесь. Военные карты, отчеты о боевых операциях, найденные среди обломков не дают повода сомневаться. Поразительно, но сведениям американских военных можно доверять. В пригороде Шаре Нов, арабские добровольцы из Аль-Каиды снимали несколько комфортабельных вилл, по соседству с местным представительством Всемирной программы питания. Быть может, террористы считали себя защищенными близостью представительства ООН. Их дома разрушены до основания, а у соседей - только выбило несколько стекол.

Тайник Аль-Каиды. Кусок газона среди руин - все, что осталось от трех зданий, разрушенных ракетами. Моладад (Moladad) пасет свое стадо на развалинах тайника Аль-Каиды, на улице Сражама. "Ни один житель квартала не был даже ранен, - уверяет молодой пастух, - только арабы и талибы. Из-за них были бомбардировки. Сейчас они ушли, восстановился мир. Я не боюсь. Я доволен". У соседей есть и иной повод улыбаться. "Арабы снимали все эти виллы у одного богатого домовладельца, ему принадлежал целый квартал, - смеется Атикулла (Atikullah). " Этот человек жил в США, где заработал много денег на строительстве других домов. Теперь у него ничего нет. Но вряд ли он станет жаловаться".

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.