Уже отмечалось, что трагические события 11 сентября 2001 года открывают новый период современной истории, и теперь мы задаемся вопросом, какой же период они завершили, и какие последствия они вызваны к жизни.

Эпоха, которая миновала, началась 9 ноября 1989 года с Падением Берлинской стены и исчезновением Советского Союза, 25 декабря 1991 года. Принципиальные характеристики этого этапа, на протяжении которого неустанно раздавались хвалы, и который положил начало либеральной глобализации - были: экзальтация демократических режимов, прославление правового государства и прав человека. Во внешней и внутренней политике это Триединство воспринималось как категорический императив, на который ссылались постоянно. Не лишенное двусмысленности (можно ли примирить либеральную глобализацию и планетарную демократию?), это Триединство основывалось на гражданском согласии, и видело прогресс в победе права над варварством.

Во имя "справедливой войны" против терроризма, все эти прекрасные идеи были вдруг забыты. К тому же, затевая войну против Афганистана, Вашингтон ни секунду не сомневался, когда вступил в союз с руководителями, имена которых не часто соседствовали со словом демократия: генералом-путчистом Первесом Мушарафом (Perves Moucharraf), или узбекским диктатором Исламом Каримовым. Крики законного президента Пакистана Наваза Шарифа (Nawaz Sharif), а также узбекских защитников справедливости так и не вышли за пределы застенков┘ Втихую, ценности, которые еще вчера называли "фундаментальными" сошли со сцены, тогда как США погрузились в "правовой упадок".

Об этом свидетельствует целый ураган мер, принятых для убийства свободы. На следующий день после терактов карательное правосудие вступило в свои права. Министр юстиции, господин Джон Эшкрофт (John Ashcroft), антитеррористический законопроект, так называемы "патриотический закон", который позволяет властям останавливать подозрительных лиц практически в любое время, депортировать их, изолировать их в одиночных камерах, наблюдать за их корреспонденцией, прослушивать их телефонные разговоры, их связь через интернет, врываться в их дома и устраивать там обыск без специального разрешения┘ По меньшей мере 1200 иностранцев были тайно арестованы, из них 600 были посажены безо всякого суда, не будучи даже представлены судьям, и не имея права на услуги адвоката (1). К тому же, правительство намерено допросить около 5000 человек, в возрасте от 16 до 45 лет, приехавших по туристической визе, и вызвавших подозрения только потому, что они с Ближнего Востока (2)┘

Хотя обычные американские суды вполне компетентны (3), президент Джордж В. Буш (George W. Bush) 13 ноября принял решение о создании военных судов, со специальными процедурами для осуждения иностранцев, обвиняемых в терроризме. Эти тайные процессы могут протекать на боевых кораблях и военных базах; приговор выносится комиссией, состоящей из боевых офицеров; для вынесения смертного приговора единодушие судей не является необходимым; вердикт обжалованию не подлежит; диалоги обвиняемого со своим адвокатом могут тайно прослушиваться; судебная процедура секретна, а результаты процесса могут быть преданы огласке лишь спустя десятилетия┘

Уполномоченные Федерального Бюро Расследования допускают, чтобы некоторых обвиняемых подвергали экстрадиции в дружественные страны с диктаторским режимом, чтобы местная полиция могла допросить их "грубыми, но эффективными" методами. Возвращение к пыточной системе открыто рекламируется со страниц "толстых" журналов (4). На канале Си-Эн-Эн, комментатор-республиканец Таклер Карлсон (Tucker Carlson)

был предельно ясен: "Пытать - нехорошо, но терроризм - еще хуже. Поэтому, в некоторых обстоятельствах, пытка - меньшее зло". Стив Чэпмен (Steve Chapman) напомнил в "Чикаго Трибьюн", что такое демократическое государство, как Израиль, прибегает к пытке в 85% случаях задержания палестинцев (5)┘

Отменив решение 1974 года, которое запрещало агентам ЦРУ убийство иностранных руководителей, господин Буш выдал карт-бланш на проведение любых секретных операций, необходимых для физического устранения членов Аль-Каиды. Предав забвению Женевские соглашения, война в Афганистане велась в том же духе: ликвидировать членов Аль-Каиды даже в случае их сдачи. Оттвергнув даже идею переговоров о капитуляции, министр обороны США, господин Дональд Рамсфельд (Donald Rumsfeld), показал свою непреклонность, напрямую призвав к убийству арабских заключенных, воевавших на стороне талибов. Более четырехсот из них были убиты при подавлении бунта в крепости Кала-э- Жанги, и еще больше - во время взятия Тора Бора.

Наконец, не может быть начато никакого уголовного преследования против американских военных, по факту операций за границей, к тому же Вашингтон выказывает враждебность к проекту Международной уголовной палаты (CPI). Поэтому Сенат принял в первом чтении закон ASPA (Акт о защите работников спецслужб), который позволяет Соединенным Штатам принимать экстренные меры - вплоть до военного вторжения в иностранное государство! - чтобы предохранить любого американского гражданина от вызова в Международный уголовный суд.

Благодаря "мировой войне против терроризма" и другие государства - Объединенное Королевство, Германия, Италия, Испания, Франция ужесточили свое репрессивное законодательство. Правозащитникам есть о чем беспокоиться: основное направление нашего общества, в котором уважение к личности и свобода всегда были главными постулатами, неожиданно и грубо было изменено. И все указывает на то, что мы движемся ко все более полицейскому государству┘

1) El Pais, Madrid, 10 novembre 2001.

(2) Le Monde, 30 novembre 2001.

(3) International Herald Tribune, 1er décembre 2001.

(4) Cf. Newsweek, New york, 5 novembre 2001.

(5) Цит. по El Pais, 7 novembre 2001.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.