Уинстон Черчилль (Winston Churchill) вел войну с Германией из своего просторного бункера в перерывах между обедами с шампанским и послеполуденным отдыхом. Наш корреспондент первым бросает взгляд на военные комнаты Кабинета, поскольку они были запечатаны в течение десятков лет.

Глубоко под мостовыми Уайтхолла лежит запутанная деревенька, состоящая из сети узких проходов и маленьких комнаток, тайно построенных до Второй Мировой войны. Там пряталось около двух тысяч человек от министров кабинета до стенографисток, которые целыми сутками вели напряженную подземную войну. Здесь, укрываясь от бомбежки под слоем бетона в пять футов, Черчилль спал, обедал, консультировался с советниками, изучал карты, писал свои речи и разговаривал по трансатлантическому телефонному кабелю с президентом Рузвельтом, для конспирации называя себя частным источником премьер-министра.

Однако, атмосфера в логове Черчилля скорее напоминала убежище Усамы бен Ладена (Osama bin Laden) в промозглой пещере в Афганистане, чем ярко освещенный современный военный штаб. Здесь, согнувшись в три погибели, вдыхая смрадный воздух, высшие британские стратеги строили планы и сценарии, под ногами у них бегали крысы, а над головами рвались бомбы.

Некоторые из этих штабных помещений, вернее те из них, что находятся под правительственными офисами, выходящими окнами на Парк Святого Джеймса, были открыты для посетителей в 80х годах. Однако, большинство из них оставалось закрытыми, начиная со времен войны. Сегодня Военному Музею Империи (Imperial War Museum) дано гарантированное разрешение на открытие этих комнат. Фонд Памяти Национального Наследия (National Heritage Memorial Fund) выделяет 2 миллиона Евро на создание нового музея, посвященного жизни Черчилля и его эпохе. Музей будет размещаться в полностью отреставрированных частных помещениях, которыми пользовались Черчилли.

Когда комнаты вновь откроются для посетителей, они смогу увидеть кухню, где готовили пищу для Черчилля, его личную столовую и похожий на улей военный мозговой центр, в котором так много мужчин (и, по крайней мере, не меньше женщин) делали все возможное для победы над Гитлером. По времени Черчилль проект будет завершен в начале 2003 года, когда 90% площади, на которой разрабатывался план Дня-Д будет доступно вновь. Сейчас Британия сражается вдругой войне в далеком Афганистане. Огромное подземное убежище служит необычным контрастом, ярким напоминанием того, как война велась в эпоху, когда еще пользовались чернилами.

Это та самая комната, из которой я буду вести войну - объявил Черчилль в мае 1940 года, когда впервые вошел в Штаб Кабинета.

Черчилля много вспоминают во время нынешней войны с терроризмом. По обеим сторонам Атлантики проводят аналогии с духом Блицкрига. Джордж Буш (George W. Bush) и Тони Блэр (Tony Blair)в своих выступлениях пытаются достигнуть высот красноречия Черчилля. Бюст сэра Уинстона теперь стоит в Овальном Зале.

Прогулка в затхлый, закрытый от всех мир, находящийся в глубине 50ти футов под лондонскими мостовыми, показывает, насколько по-другому Черчилль вел войну.

Сейчас в бункере толпятся рабочие в шлемах, но возникает загадочное чувство, что его обитатели в униформе 60 летней давности только что вышли отсюда. В углу одной комнаты стеклянные прозрачные коробки, тщательно выполненные аэрофотоснимки бомбардировок немецких городов, оставленные нетронутыми после войны, когда штаб запер двери и ушел.

На той войне бои отмечали булавками и кусочками разноцветной шерсти, в пыльных углах лежат карандаши и разлиты чернила. В комнатах настолько тускло, что туда приносили солнечные лампы для того, чтобы попытаться поднять уровень витамина "Д" у работающих там, живущих как черви в лабиринтах площадью в шесть акров и коридорах более чем в милю длиной.

В отличие от этого, военный день Блэра представляет собой бурную последовательность тщательно организованных встреч, поездок, публичных выступлений, частных сообщений по телефону и электронной почте, начинающихся в 8 утра и заканчивающихся с последним телефонным разговором с США чаще всего после полуночи. Современные технологии обеспечивают ослепляющую скорость распространения информации между людьми, отделами и столицами. Правила современной политики требуют, чтобы уделялось столько же времени презентациям, сколько и самой политике.

Цветные булавки на развешанных по стенам картам лишь приблизительно указывали Черчиллю на успехи во Второй Мировой Войне, а Блэр ежедневно получает компьютерные распечатки с детальнейшими обозначениями бомбардировок.

Если за два месяца войны Блэр выглядит более усталым, чем когда-либо выглядел Черчилль, то это происходит, вероятно, из за того, что нынешний премьер-министр вынужден вести войну публично, всегда под пристальным наблюдением, на сцене, а не в бункере. Черчилль мог позволить себе отрабатывать и репетировать одно единственное выступление несколько дней для его наследника это - слишком большая роскошь.

Военный штаб кабинета производит в частности впечатление того, насколько личной, информативной, уединенной и секретной была в нем обстановка, каким образом война изменила личность и режим лидера. Черчилль мог вести войну именно так, как ему хочется. Военные лабиринты под Уайтхоллом, которые скоро будут отреставрированы под то военное время, показывают, что он так и делал.

Блэр приходит в бомбоубежище военных времен, куда заходил Черчилль. Когда начинали падать бомбы, Черчилля чаще всего можно было обнаружить осматривающим разрушения сверху здания, которое теперь называется Treasury Building, а не в безопасном подземелье. Он обычно высовывал голову за парапет - говорит Фил Рид (Phil Reed) директор Штабов Кабинета.

После октября 1940 года, когда дом номер 10 по Даунинг Стрит был поврежден и бомба упала в нескольких сотнях ярдов от подземного комплекса, Черчилль хладнокровно заметил: Жаль, что она не упала немного ближе, мы смогли бы испытать наше убежище. После этого он стал чаще посещать подземный район, хотя делал это с неохотой, предпочитая спать наверху, на земле, а не в подземных штабах, укрытых в толще бетона.

Легко понять почему. Хотя кухня и предназначалась для приготовления пищи премьер-министру, вся вода накачивалась туда вручную, свежий воздух поступал через огромные вентиляторы с фильтрами на случай газовой атаки. Черчилль спал на узкой кровати (хотя он и настаивал на толстом матрасе) в собственной комнате вместе с министерским ночным горшком, поскольку в подземелье не было канализации. Для Миссис Черчилль были приготовлены потайная спальня, кухня и столовая, а также комнаты для личных агентов Черчилля, старших помощников и секретарей. Сейчас эти комнаты восстанавливаются НОК, архитекторами проекта Черчилля под руководством консерватора Нэйла Кука (Neil Cooke).

Простота обстановки отражает серьезность работы, для которой она предназначалась. Единственным украшением, которое мог позволить Черчилль были военные карты, единственным личным удобством был столик с раздвигающимися ножками около кровати, который сконструировали после возвращения Черчилля из Америки в 1941 году для того, чтобы ему было удобнее облокачиваться.

Если покои премьер-министра можно назвать спартанскими, то спальные приспособления, расположенные этажом ниже в полуподвале, подвергающемся сейчас реставрации, не заслуживают и такого эпитета. Известные под названием Storey Gate или "Пристройка" государственные штабные помещения, недосягаемые для бомбежек, были предназначены для жизни и питания 270 человек в 150 офисах, комнатах и спальнях. Во время авианалетов, когда добираться домой было опасно, это сырое полуподвальное царство, прозванное доками, заталкивало в себя машинисток, обслуживающий персонал и офицеров до 30 человек в одной комнате под потолками, едва превышающими пять футов. Самым сложным техническим приспособлением, помещенным туда королевскими инженерами, была кнопка, при нажатии на которую загоралась электрическая зажигалка для сигарет. Поскольку в штабах Кабинета работало много молодых гражданских женщин, когда нагрянули крысы и пауки, с дамами начались истерики. Как сдержанно отметил проводник по Штабам кабинета: Чем дольше шла война, тем больше было истерик.

Черчилль задал суровый и странный ритм для своих подчиненных. Проснувшись около 8.30, он мог, оставаясь в постели, закурить сигару, отдавать приказания и обсуждать развитие событий со старшими военными советниками. Обед мог сопровождаться большими количествами шампанского, затем следовал послеобеденный сон в пижаме. После этого премьер-министр принимал ванную. Для этого нагревали воду в огромном тазу. Поскольку занятый премьер иногда забывал вовремя искупаться, вода остывала, и он требовал, чтобы ее нагрели снова.

После этого Черчилль принимался за работу до трех или четырех утра. Но, даже если он спал, подчиненные продолжали работу, составляя отчет, который должен был быть представлен премьер-министру утром в первую очередь.

Стресс сказывался даже на гранитной конституции Черчилля: Адреналин держал его на плаву - как и Тони Блэра, я уверен - но случались срывы, болезни и даже знаменитые депрессии черного дога - говорит Рид.

Военный Кабинет Черчилля собирался под землей не меньше 115 раз, сверяя, планируя и изменяя ход войны днем и ночью. Здесь Контрольный Отдел Лондона (London Control Section) разрабатывал операцию "Крепость" - ложный план вторжения День-Д. Неподалеку находились офисы и жилые помещения Комитета Двойного Креста (Double Cross (XX) Committee) во главе с Джоном Мастерманом (John Masterman), который контролировал немецкую разведку.

18 августа 1945 года, в первый раз за шесть лет выключили свет, заперли двери, и огромный бункер погрузился в молчание, дожидаясь следующей войны. Королевский Морской Флот отвечал за уборку помещений во время войны, а после победы осела пыль и пауков оставили в покое. По бюрократической ошибке уборку помещений не проводили. В 1956 году, во время Суэцкого кризиса появилась идея вновь задействовать подземное убежище. Однако, чиновники, увидев накопившуюся там грязь, оставили эту мысль. Комнаты запечатали, но эта необычайная деталь военной истории сохранилась во времени.

Война Блэра - с мгновенными электронными сигналами, компьютерами, челночной дипломатией, нехваткой времени на еду и фотовспышками имеет мало общего с теми временами и происходит совсем в других местах.

Военный день Черчилля.

8.30 Пробуждение. Завтрак. Сигара. Чтение газет в постели, чтение докладов за ночь.

9.30 Встречи с военными советниками.

15.00 Сон в постели в пижаме.

16.00 Ванная.

17.00 Снова работа - встреча с членами Военного Кабинета.

20.00 Ужин с шампанским, вином и проч.

Новые встречи, составление выступлений, работа в личной комнате с картами, разговор с президентом Рузвельтом из комнаты, в которой установлена трансатлантическая телефонная связь.

Военный день Блэра.

7.30 Пробуждение (или раньше, зависит от Baby Leo).

8.00 Встреча с военными и другими советниками.

9.30 Собрание Военного Кабинета.

11.00 Обычное собрание Кабинета, сопровождающееся телефонными разговорами с лидерами мировых держав. Премьер-министр и Джордж Буш разговаривают по телефону не меньше трех раз в неделю.

13.00 Сэндвичи, минеральная вода.

14.00 Рассмотрение внутренних дел, встречи с министрами, звонки лидерам общин и духовенства, рукопожатия с посетителями, выступления.

20.00 Легкий ужин.

22.00 Сон.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.