Джордж Буш (George W. Bush) завоевывает репутацию человека, который всегда находится на высоте в те моменты, когда нужно по-настоящему проявить ораторское искусство. Речь, произнесенная им два года назад на национальном съезде республиканской партии по случаю выдвижения его кандидатом в президенты, была более мощной, чем даже речь Рональда Рейгана (Ronald Reagan) - Великого оратора. Его прошлогодняя инаугурационная речь была лучшей после прозвучавшей четыре десятилетия назад аналогичной речи президента Джона Кеннеди (John F. Kennedy). А его выступление в Конгрессе 20 сентября 2001 года, после атак на Нью-Йорк и Вашингтон, получило высокие оценки внутри страны и в мире за красноречие.

Произнесенная во вторник речь "О положении страны" была также прямолинейна, однако содержала больше информации о его внешней политике. Когда г-н Буш выступал в Конгрессе четыре месяца назад, содержание его призыва к началу Войны против террора был совершенно неопределенно, а его обещание, что Соединенные Штаты искоренят все террористические организации, осуществляющие свои операции по всему миру, могло быть интерпретировано по-разному. На ранних стадиях конфликта государственный департамент США, судя по всему, был готов на все, чтобы успокоить настроения в арабском мире, даже если ради этого нужно было бы обязать Израиль пойти на территориальные уступки под давлением терроризма. Это могло быть расценено определенными кругами как мудрая политика, однако она с трудом подходила для уверенного лидерства.

"Доктрина Буша" в отношении терроризма в ее сегодняшнем виде гораздо более четкая. Президент дал понять, что любая группировка, атаковавшая американских граждан или американские интересы, будет считаться представляющей угрозу национальной безопасности Соединенных Штатов, и в отношении ее будут совершаться соответствующие действия. То, что он назвал организации Хамас, Исламский джихад и Хезболла, имеет чрезвычайно большое значение. И Ясиру Арафату (Yassir Arafat), и руководителям ближневосточных государств было сделано предупреждение о том, что Соединенные Штаты не будут мириться с неопределенной позицией в отношении террористического насилия, осуществляемого против израильтян. Террористы-камикадзе больше не будут считаться козырем, от которого можно будет отказаться в ходе мирного процесса в обмен на уступки со стороны Израиля.

Упоминание и обличение Северной Кореи, Ирана и Ирака тоже примечательно. В то время, как администрация Буша с самого первого дня своего правления стремилась изолировать Саддама Хусейна (Saddam Hussein), она была гораздо менее уверена в том, как вести себя с Пхеньяном или Тегераном. Всего девять месяцев назад государственный секретарь США Колин Пауэлл (Colin Powell) призывал своих коллег использовать тот же самый подход примирительного отношения к Северной Корее, который применялся Белым домом во времена президента Клинтона (Clinton). Не позднее, чем в октябре сотрудники государственного департамента хотели заключить неофициальный союз с Ираном. Сейчас же не может быть сомнений относительно того, как г-н Буш относится ко всем этим режимам.

Это не означает, что вооруженным силам США предстоят многочисленные вторжения. Однако г-н Буш решил объединить Войну против терроризма с решительной линией на сдерживание или ниспровержение государств-изгоев, торгующих оружием массового поражения - бактериологическим, химическим или ядерным. Он прямо назвал каждый из этих компонентов элементом общей угрозы самим Соединенным Штатам и мировому порядку. Он оставляет за собой право принять любые превентивные меры, которые могут быть необходимы для того, чтобы не позволить достигнуть этим странам позиций, с которых они смогут осуществлять политический шантаж. Те страны Европы, которые пытались одновременно поддерживать тесные контакты с Вашингтоном и оказывать внимание Ирану или Ираку, вскоре должны будут сделать выбор из этих несовместимых вариантов.

Скорее всего, они не будут долго думать, кого выбрать. Трудно себе представить, что г-н Буш, произнеся такую решительную речь, будет затем ждать месяцы, перед тем как начать военные действия. Пока еще не ясно, что будет представлять из себя "Вторая фаза" Войны против террора, и где она будет проходить. Но то, что вторая фаза наступит - не обсуждается. Опрос общественного мнения, опубликованный сегодня в "The Times", показывает, что избиратели Великобритании, в отличие от граждан Соединенных Штатов, пришли к мнению, что военная кампания закончилась, и обратили свои взоры на обычные внутренние вопросы. Им лучше было бы пересмотреть свое мнение.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.