В своей речи американский президент Буш (Bush) ни разу не произнес имени Усамы бен Ладена (Osama bin Laden). Любопытно, почему ни слова, после того как он сам определил поимку бен Ладена как цель вооруженного вторжения в Афганистан, после того как он месяцами кричал в стиле вестерна: "Я хочу его живым или мертвым"? После бесконечной болтовни (то он тут, то он там, то он погиб, то тяжело болен, агонизирует и всеми брошен, то "мы слышали голос из пещеры, и это, безусловно, его голос", то он страдает болями в пояснице, а то и вообще сбрил бороду и переоделся женщиной)? После стольких яростных обещаний ("Мы схватим его!"), так и не сдержанных за четыре месяца, да и малостоящих, даже если бы исполнились сегодня вечером? И после всего этого - ни слова? Это странно, но понять можно. Буш - политик, и его метод, подобный методу многих политиков в мире, категоричен: не показывать себя в негативных моментах, не смешивать собственную персону с неблагоприятными обстоятельствами, не говорить о поражениях и даже о том, что идет как-то не так. Если бы американский президент не следовал этому методу, слишком о многом пришлось бы говорить: эта начатая, но необъявленная война повредила так, как мало что вредило, образу Соединенных Штатов.

Эти беспредметность, диапазон и отсутствие определенного врага-мишени ("международный терроризм") заставляли думать скорее о зрелищной и обобщенной ответной мере, которая должна была позволить сохранить лицо и раз и навсегда установить, что "кто тронет Америку - умрет", чем об акции против настоящих виновных в разрушении нью-йоркских башен. Ход войны восстановил своего рода череду "грязных" акций американского прошлого, в Латинской Америке, да и повсюду: смерть, разрушения, бомбовые удары, репрессии, марионеточные правительства, а также способность везде вести себя, как в собственном доме, что является одной из очень неприятных черт самой могущественной в мире страны.

Системы, используемые против подозреваемых в терроризме людей и стран, определенным образом приспособились к новой линии анти-переговоров, анти-соглашений и анти-мира Израиля, ожесточился ближневосточный конфликт. Образы заключенных Гуантанамо сконцентрировали в себе все самое худшее: американская военная база, непонятно, по какому праву, находящаяся на Кубе, люди, чьи преступления неясны и не доказаны, изгнанные из собственной страны и привезенные сюда, чтобы быть осужденными неизвестно по какому закону, сидящие в тесных клетках и не охраняемые даже правилами, касающимися военнопленных. Действительно, Буш не сослужил хорошей службы образу Америки. Надеемся, что, во время спада, он не нанесет такого же вреда и экономике.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.