Борис Березовский, наверное, самый непредсказуемый предприниматель, бывший олигарх и бывший член так называемой "семьи" Ельцина испытывает на себе все большее давление. Российские ФСБ и Генеральная прокуратура обвиняют его в участии в создании "незаконных вооруженных формирований" в Чечне и собираются добиваться экстрадиции магната в Россию. Но, как сказал Березовский в интервью корреспонденту газеты Манфреду Квирингу, он надеется на беспристрастность британского правосудия.

"DW": В эти дни Вы, благодаря российскому суду, лишились телеканала ТВ-6, критиковавшего власти. Путин не терпит критики?

Березовский: Проблема серьезнее. Создание Путиным новой вертикали власти, как он ее понимает, означает концентрацию власти в руках одного человека: в руках президента. Такая концентрация власти не имеет смысла без контроля над средствами массовой информации, а ТВ-6 был последним независимым телеканалом. И его действия абсолютно логичны. Сначала он концентрирует в своих руках власть, затем контроль над средствами массовой информации и, наконец, за этим следует экономика, что мы и наблюдаем на примере борьбы за передел собственности "Газпрома", "Сибура" и других компаний.

"DW": Вы поддерживали Путина на его пути в Кремль деньгами, своими средствами массовой информации. Но затем, в отличие от других российских предпринимателей, Вы не смогли удержать свои позиции. В чем причина этого?

Березовский: Я разговаривал с ним не как предприниматель, а как политик. Мы говорили о развитии демократии в России, о строительстве страны, следующей принципам либерализма. Когда я понял, что Путин делать это совершенно не собирается, а намерен вернуться к старым авторитарным времена, я сложил свои депутатские полномочия в Думе и ушел в оппозицию. В оппозицию президенту и его действиям, а не Путину как человеку. Как человек о всегда мало меня интересовал. Он скучен, неинтересен, но обладает большой силой воли.

"DW": Руководитель ФСБ Патрушев обвинил Вас в том, что Вы поддерживаете чеченских террористов.

Березовский: Действия ФСБ и Генеральной прокуратуры просто непоследовательны. Теперь они еще утверждают, что я, якобы, использовал деньги "Аэрофлота" для финансирования банд. Но это не соответствует действительности. Эти деньги были использованы для финансирования президентской избирательной кампании Владимира Путина. Но если они считают, что это одно и то же, то тогда они правы. Впрочем, это не были конкретно деньги "Аэрофлота", это были деньги фирмы "Форос", которая была создана мной специально для этой цели.

"DW": Откуда тогда взялись теперь эти обвинения?

Березовский: Для меня это не является неожиданностью. Я критикую власть в России. Но руководство ФСБ, причем, прежде всего, именно его, ошеломил тот факт, что я всерьез занялся расследованием взрывов осенью 1999 года в Москве и Волгодонске и неудавшегося террористического акта в Рязани и установил факты прямого участия в этих террористических актах ФСБ. В конце февраля я предам эти факты гласности. После того, как я сообщил об этом, на меня начались нападки.

"DW": Однако фактом является также то, что Вы поддерживаете интенсивные контакты с чеченскими боевиками.

Березовский: Я никогда не считал людей, с которыми я разговаривал, террористами. Парламентская ассамблея Совета Европы в тоже обозначила в эти дни грань, отделяющую террористов от тех, кто борется за независимость Чечни. В 1997 году я был заместителем секретаря Совета безопасности, я разговаривал с людьми, которых признавало и российское руководство: с чеченским президентом Асланом Масхадовым, с Басаевым

"DW": ┘ и Удуговым - идеологом чеченских ваххабитов┘

Березовский: Да, и с Удуговым, даже с Салманом Радуевым, впрочем, из других соображений. Я убеждал его освободить 21 омоновца, которые попали к нему в плен. Я вел переговоры и с другими чеченцами, если речь шла об освобождении заложников.

"DW": На интернет-странице strana.ru утверждается, что "Березовский явился автором создания системы торговли людьми".

Березовский: Web-страницу господина Павловского я не читаю, ведь, Глеб Павловский - это хорошо оплачиваемый Кремлем провокатор. Факт то, что я никогда, ни разу, не платил чеченцам выкуп. В общей сложности я освободил 64 человека, находившихся у них в заложниках, при этом я убеждал их, что захват заложников не в их интересах. Было одно исключение: за журналистов НТВ был внесен выкуп, но это сделали акционеры НТВ, а не я. Впрочем, были захваты заложников, которые были организованы российскими спецслужбами с целью дискредитации чеченцев.

"DW": В среду вечером Вы встречались здесь в Лондоне с главным переговорщиком чеченского президента Аслана Масхадова Ахмадом Закаевым. О чем вы говорили?

Березовский: Мы говорили на тему, которая является постоянной: как остановить боевые действия. При этом Закаев высказал точку зрения, что Москва должна придерживаться в Чечне европейских норм. Если Россия считает себя частью Европы, а Чечню частью России, то, как аргументирует Закаев, в Чечне должны соблюдаться европейские нормы поведения. Мы знаем, что ситуация далека от этого.

"DW": Что Вы собираетесь, и что можете сделать для достижения этой цели?

Березовский: Это, прежде всего, мое понимание, как этот конфликт можно урегулировать. Ведь, сегодняшняя ситуация значительно отличается от ситуации 1997 года, когда вывод российских войск и подписание мирного договора от 12 мая стали фундаментом для мирного процесса. В 1996 и 1997 годах было достаточно договориться с Масхадовым. Нынешняя ситуация намного неблагоприятнее.

"DW": В какой степени?

Березовский: В то время чеченское сопротивление подчинялось в основном Масхадову в надежде, что он как избранный президент и кандидатура, приемлемая Москвой, позаботится о том, что Россия поможет Чечне встать на ноги в экономическом плане. Сегодня все по-другому. Я считаю, что российское правительство практически обмануло Масхадова. За политическим урегулированием не последовала экономическая помощь Чечне. Тем самым, Масхадов оказался в ситуации человека, который не сдержал своего обещания, данного чеченскому народу, а именно, не обеспечил экономического подъема. Этим был нанесен ущерб его претензиям на руководящую роль, многие группы перестали ему подчиняться, а в России стали говорить, что бессмысленно разговаривать с человеком, который не контролирует ситуацию.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.