Асламбек Аслаханов звонит в Грозный. Речь идет о нескольких вагонах угля. Он организовал его доставку из Сибири в разрушенную чеченскую столицу, чтобы около 40 000 человек, которые сегодня там живут, смогли перезимовать. В советские времена этот 59-летний человек, бывший генерал милиции учился в Грозном и начинал там свою карьеру в отделе по борьбе с экономическими преступлениями. Уже полтора года он является депутатом Думы от 31-го избирательного округа Российской Федерации: Чеченской республики. Уже десять лет его родину сотрясают насилие и произвол, две войны с Россией превратили ее, как говорит Аслаханов, в "ад". Почти два года назад российские войска превратили чеченскую столицу в руины, а потом заняли ее. С той поры путь к миру не стал короче. От объявленных в конце прошлого года переговоров с чеченским президентом Масхадовым Кремль отказался.

Однако, если хочешь закончить войну, от переговоров с Масхадовым, считает чеченский депутат, все равно не уйти. Путин, с которым Аслаханов встречался дважды, в принципе не против переговоров, однако российский президент сомневается, будут ли они целесообразными, и президентское окружение утверждает его в этой мысли. Вина за то, что дело не дошло до переговоров, лежит, говорит Аслаханов, на "партии войны" в российском руководстве. "Если будет достигнут мир, достоянием гласности станут преступления, совершенные обеими сторонами. Тогда некоторые российские командиры должны будут как военные преступники занять места на скамье подсудимых рядом с Милошевичем (Milosevic) в Гааге", - говорит усатый генерал. Во время перестройки, дослужившись до начальника управления в Министерстве внутренних дел, он ушел в политику.

"Эти командиры виновны в том, что истязали молодых чеченцев в нелегальных тюрьмах. Оттуда они возвращались инвалидами, иногда родственники находили лишь их трупы". Эти зверства являются причиной того, что сегодня чеченцы ежедневно закладывают мины, на которых гибнут российские солдаты. Война в Чечне, по словам депутата, "для некоторых, не для всех", конечно, в армейском руководстве является одновременно большим бизнесом, а также шансом сделать быстро карьеру. "Есть люди, которые никогда не покидали военной базы в Ханкале под Грозным, и получали за это почетное звание Героя России".

До тех пор, пока не прекратятся "зачистки", будет раскручиваться спираль насилия. В этом Аслаханов убежден. Зачистки, которые были изначально задуманы для осуществления паспортного контроля, ареста подозреваемых лиц и поиска спрятанного оружия, принимают в чеченских населенных пунктах форму разбоя, пыток и убийств со стороны российских военнослужащих. "Я передал Путину свои предложения, среди них и запрет на проведение зачисток". За прошедшие месяцы кое-что сделано. Так, Государственная прокуратура расследует сообщения об убийствах чеченцев в ходе или после проведения такого контроля. Но проведение такого расследования не должно оставаться единичным фактом: "Каждый российский военнослужащий должен знать, что за убийства в Чечне он будет привлечен к ответственности".

Однако проблема выходит за рамки преступлений армии в Чечне, поскольку расистские представления о Чечне распространены по всей России. "Чеченцы по причине своей национальности часто не могут найти работу по всей стране, сегодня чеченцы заняли место евреев". Чеченцев представляют или преступниками или людьми, неспособными жить рядом с нормальными людьми. "Из целого народа сделали бандитов или обезьян", - говорит доктор юридических наук. Ни один чеченец, по его словам, больше не может получить в сегодняшней России руководящий пост в органах власти или учреждениях страны, ни один из чеченских предпринимателей из московской диаспоры еще ни разу не приглашался на встречи в Кремле.

Такое же недоверие испытывают в Чечне по отношению к русским, говорит Аслаханов и рассказывает о пятистах молодых чеченцах, которые были призваны недавно в российскую армию. "Они даже боялись уколов в медсанчасти, поскольку думали, что их хотят стерилизовать". Лишь со временем они начали понимать, что в них видят людей. "Но затем некоторые газеты написали о бандитах в армии, и с трудом достигнутое было разрушено".

Аслаханов не останавливается и перед критикой чеченской стороны. Переговоры с Масхадовым нужны не для того, чтобы продолжал руководить чеченец. "Масхадов сделал большие ошибки и несет огромную ответственность за страдания, которые пережили чеченцы". Он должен порвать с "торговцами людьми", с экстремистами, такими, как Хаттаб, Басаев или Удугов, которые превратили Чечню, являвшуюся де-факто в период между временем окончания первой чеченской войны в 1996 году и началом второй в 1999 году независимой, в криминальное государство. "Масхадов должен также извиниться перед нашим братским народом в Дагестане, даже если все знают, что нападению на Дагестан в 1999 году способствовала Москва, которой нужен был повод для начала войны против Чечни".

Однако, прежде всего, Масхадов должен просить прощения у своего собственного народа за то, что он сегодня в России бесправнее любого нищего. "Если после этого он официально уйдет в отставку и распустит свое правительство, чтобы освободить путь для новых выборов, тогда это поймет весь мир, и его дети тогда смогут не стыдиться его". Но вопрос о статусе Чечни чеченский народ должен решать на референдуме. Требовать вывода из Чечни всех российских войск или признания независимой республики Ичкерия, как чеченцы называют свою страну, совершенно нереалистично, это только мешает политическому решению конфликта. "В такой же мере Москва не может требовать от Масхадова, чтобы тот выдал России экстремистов Басаева или Хаттаба".

Если Путин говорит, что в Чечне Россия ведет такую же борьбу, что и американцы против "Аль Каиды" и талибов в Афганистане, то можно предположить, что российский президент плохо информирован. Конечно, между экстремистами в Чечне и Афганистане существуют связи, "но я не думаю, чтобы Масхадов, который, наверняка, получает деньги от исламских организаций, был связан с "Аль Каидой".

Аслаханов не отрицает, что исламский фундаментализм на его родине распространен, прежде всего, среди молодых чеченцев. Чеченцы, по его словам, совершили огромную ошибку, когда в годы своей независимости направили своих людей в Саудовскую Аравию. "Бесплатный сыр бывает только в мышеловке", - приводит он русскую пословицу. Эти люди вернулись в Чечню с совершенно другим мировоззрением и смогли превратить многих в сторонников "ваххабизма". "Не нашлось ни одного человека, кто бы был в состоянии убедить молодых людей в том, что наш традиционный ислам лучше". К тому же ваххабиты переманили на свою сторону, прежде всего, безработную молодежь, давая ей деньги, оружие, а иногда и машины. И таким образом фундаментализм, финансируемый Саудовской Аравией, сначала обрел почву в Урус-Мартане, а потом и по всей Чечне.

Война низвела значение многих ценностей, которые раньше в Чечне считались священными: уважение старших, сплоченность в семье и клане, запрет убивать и воровать. "Если родители видят, что ребенок приносит домой ворованные вещи, если подростки видят ложь и убийства", тогда у нации в будущем не может быть ничего хорошего. "Однако я могу с удовлетворением сказать, что во многих семьях удалось сохранить традиционные ценности, а то, что утрачено, мы можем вернуть, когда наступит мир", - говорит Аслаханов, пытаясь придать мужество самому себе. Но когда начинаешь говорить с ним о том, что чеченцы хладнокровно убивают сегодня и своих собственных соотечественников, сотрудничающих с россиянами, в его глазах закипает гнев. "Для меня это не чеченцы и не мусульмане, даже если они молятся. Это люди, у которых нет национальности и нет родины. Они должны предстать перед судом, их нужно уничтожать", - говорит он. Преступления таких людей не имеют ничего общего с исламом. "Это самые опасные враги ислама, поскольку ислам самая миролюбивая религия", - продолжает Асламбек Аслаханов. Скоро он снова отправляется в Грозный, чтобы лично проконтролировать распределение угля.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.