Москва. - На пике своей неудавшейся кампании по реформе коммунистической системы Михаил Горбачев как-то пожаловался своим помощникам, что все его инициативы бесследно пропадают в византийской лабиринтах советской бюрократической машины, "где они медленно задыхаются, как будто их опутывают слоями шерсти".

Российский президент Владимир Путин, возможно, испытывает похожие разочарования, когда наблюдает за тем, как его смелые планы по восстановлению власти Кремля над регионами, возрождению армии и модернизации экономики претворяются в жизнь среди официальных споров, всевозможных задержек и попыток творческого переосмысления.

"Становится ясно, что Путин не настолько сильный президент, каким его рекламируют, - говорит Александр Коновалов, директор независимого Института стратегических исследований в Москве. - Все заявленные реформы сводятся на нет по причине борьбы бюрократических кланов, а он, по всей видимости, не в состоянии контролировать ситуацию".

По мнению экспертов, Путину противостоит нереформированная бюрократическая машина, которая в действительности больше по размерам и труднее поддается управлению, чем ее предшественница по коммунистической эре. По подсчетам историка Мартина Маккоули (Martin MacCauley), которые он приводит в своей книге "Советский союз начиная с 1917 года", двадцать лет назад во всем СССР насчитывалось не более 800000 чиновников.

К 1994 году в одной России был миллион бюрократов, и это число с тех пор выросло до 1.2 миллионов, согласно результатам исследования социолога Владимира Слатинова, опубликованным в журнале "Политика" осенью 2001 года.

Крушение власти коммунистов, которое произошло 10 лет назад, привело всплеску официального взяточничества, подкупов и лоббирования интересов, масштаб которых, по всей видимости, не стал меньше и при Путине. Согласно данным январского опроса общественного мнения, проведенного Фондом общественного мнения, 64% россиян считают, что все или почти все чиновники коррумпированы. Более 57% респондентов сходятся во мнении, что "коррупцию в России невозможно искоренить".

Тем не менее эксперты говорят о том, что коррупция - не такая большая проблема по сравнению с удушающим политическим влиянием ничем не ограниченного чиновничества. "Природа российской демократии абсолютно отлична от ее западных аналогов, - считает Владимир Гельман, политолог Европейского университета в Санкт-Петербурге. - Наши бюрократы непрофессиональны, их труд плохо оплачивается и, что самое важное, они используют предоставленную им власть не в общественных интересах, а в своих собственных. До тех пор пока государственная машина в этой стране не будет полностью реорганизована снизу доверху, ни о каких других реформах не может быть и речи".

Одна из амбициозных идей Путина, приверженность к которой он сохранял в течение двух лет после прихода к власти, состояла в том, чтобы разделить Россию на семь административных округов, поставить во главе каждого кремлевского наблюдателя, способного держать в узде местную элиту. Вместо этого новоиспеченные президентские чиновники, по всей видимости, просто превратились в новый слой уже существующей бюрократической машины.

Планы по сокращению раздутых вооруженных сил страны и превращению их в армию профессионалов, похоже, наталкиваются на сопротивление. Министр обороны угрожает аннулировать студенческие отсрочки от воинского призыва на будущий год. А согласно закону, принятому на прошлой неделе, вновь вводятся обязательные летние военные сборы для молодых людей, достигших 16 лет.

"В России издавна установилось, что бюрократы душат любую инициативу - не потому, что они желают противодействовать лидеру, а потому, что перемены противоречат их интересам, - говорит заместитель главы Российского общественно-политического центра Сергей Михайлов. - Правило заключается в том, что чем длиннее бюрократическая цепь, тем больше политических инициатив трансформируется в нечто принципиально от них отличное".

Еще одна ключевая реформа Путина - коммерциализация оплаты жилищных и муниципальных услуг, газа, электричества для привлечения капиталов, необходимых для восстановления обветшавшей инфраструктуры и модернизации предоставляемых услуг. Этот проект неоднократно откладывался, а на прошлой неделе министр экономического развития и торговли РФ Герман Греф объявил, что цели реформы станут менее амбициозными.

"В отличие от своих западных коллег российские чиновники сильно политизированы, - считает Гельман. - Большинство бюрократов получило свои посты через друзей и сохраняет их за собой, благодаря личной лояльности, а не компетентности".

В течение последних недель Путин предпринял попытки изменить положение вещей, посредством прямого обращения к общественности, через головы чиновников, декларируя "кампании" по важным социальным вопросам в советском стиле.

В декабре Путин выступил по телевидению с критикой министра по социальным вопросам Валентины Матвиенко за недостаточное внимание к проблемам 1 млн. бездомных детей, проживающих на городских улицах. Одновременно он пообещал предпринять "решительные шаги" для решения этой проблемы. В будущем месяце по его настоянию региональные лидеры начнут массовые оздоровительные программы, цель которых улучшение здоровья россиян и повышение спортивных результатов. А на прошлой неделе речь шла о борьбе с преступностью, а это означало, что чиновники министерства внутренних дел должны были выслушивать гневные слова президента, адресованные им с телеэкрана.

"В России всегда так было: когда лидер чувствует свою беспомощность, он начинает какую-нибудь кампанию, - говорит Коновалов. - Путин надеется трансформировать свою стабильную популярность в политический капитал, таким образом он просто признает, что государственная машина не работает".

Российская бюрократия была создана Петром Первым в XYIII веке, наряду с "Табелем о рангах" и рядом привилегий и с тех пор существует практически в неизменившемся виде. Политические диссиденты безжалостно критиковали бюрократию, писатели от Чехова до Солженицына высмеивали ее как касту паразитов. Как царям, так и советским комиссарам не удавалось ее контролировать.

Диктатор Сталин преуспел в насаждении своей воли, однако ему удалось это сделать только ценой массового террора.

"Мы не можем вернуться к методам Сталина и не можем далее притворяться, что эта машина может быть приспособлена для служения общественным интересам, - говорит Михайлов. - Я надеюсь, Путин понимает, что в его распоряжении ограниченное время, чтобы разобраться с бюрократами - в противном случае его реформы испарятся как вода в песках пустыни".

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.