В качестве вознаграждения за поддержку ведущейся Соединенными Штатами войны с терроризмом Москва ожидала получить от Америки поддержку своей собственной войны в Чечне - а также получить статус геополитического партнера. Вот почему у нее возникает ощущение, как будто она получила удар в зубы, из-за прибытия американских военных советников и вертолетов в Грузию в эту среду, а также из-за неподтвержденных сообщений о том, что ожидается прибытие еще сотен человек. "Мы думаем, что это еще больше осложнит обстановку в регионе, которая и без того непроста, - заявил в среду министр иностранных дел России Игорь Иванов. - Такова наша позиция и Вашингтону об этом хорошо известно".

Для начала, у властей России и Грузии совершенно разные представления о том, кем на самом деле являются эти плохие парни. Москва давно заявляет о своем праве атаковать всех чеченских боевиков, базирующихся на грузинской территории, в особенности ту группу чеченских мятежников, которые нашли укрытие в Панкисском ущелье. Грузия, стремящаяся вырваться из-под двухвекового влияния России, дала мятежникам определение "Чеченские борцы за свободу", и отказывает России в разрешении проводить операции в Панкисском ущелье.

А сейчас вместо этого грузинская сторона пригласила в ущелье американцев, чтобы они обучали грузинских военных для участия в ведущихся антитеррористических операциях. Соединенные Штаты и Грузия заявляют, что их целью являются около двух десятков арабских экстремистов, находящихся в этом районе, которые, как считается, давно являются добровольными членами воинствующих чеченских группировок (а не скрывшимися из Афганистана боевиками). Однако они не будут начинать полномасштабную кампанию против чеченских боевиков в Панкисском ущелье.

Россия считает все чеченское сепаратистское партизанское движение неотличимым от движения "Аль-Каида", и ей не понравится тот факт, что грузинская сторона будет по-разному действовать в отношении небольшой группы членов "Аль-Каиды", которых она намеревается преследовать, и в отношении остальной массы чеченских боевиков, которые будут, судя по всему, оставлены в покое. Однако недовольство России вызывается в основном глубокими стратегическими последствиями от прибытия американских военных сил в регион, который традиционно является зоной российского влияния.

Стратегическое значение Грузии и для Вашингтона и для Москвы гораздо больше, чем значение кампании против "Аль-каиды" или войны в Чечне. Грузия является стратегическим ключевым элементом защиты южных границ России еще со времен царей. Кроме того, в настоящее время она является неотделимой частью маршрута трубопровода, которому покровительствуют Соединенные Штаты, для перекачки каспийской нефти и природного газа в Турцию без прохождения через Россию или Иран.

Маршрут перекачки каспийской нефти является главным объектом геополитических маневров в регионе на протяжении последнего десятилетия. Москва большую часть этого времени безуспешно пыталась оказать давление на президента Грузии, бывшего советского министра иностранных дел Эдуарда Шеварднадзе, с тем, чтобы он подчинился интересам Москвы. Москва способствовала отделению Абхазии от Грузии, чтобы ослабить власть Тбилиси. Грузинская сторона настаивает, что Россия также стоит за многочисленными попытками переворотов и покушениями на Шеварднадзе. Москва, конечно, не делает секрета из своего беспокойства по поводу теплых отношений Грузии с Соединенными Штатами, а также из своего недовольства из-за необходимости отказа от давно находящихся в этой бывшей советской республике военных баз.

Развертывание, невзирая на возражения Москвы, значительных американских сил положит конец иллюзии о том, что сотрудничество России в борьбе с движением "Талибан" приведет к одобрению Западом зачастую жестокой военной кампании в Чечне. Американские военные дали ясно понять, что они не намереваются сотрудничать с российскими силами в борьбе против чеченских боевиков в Панкисском ущелье. Целью любых действий, по словам американских официальных лиц, будет оказание помощи грузинскому правительству вернуть контроль над территорией, которая стала убежищем для преступников и небольшого количество членов "Аль-Каиды".

Президент России Владимир Путин сделал ставку на то, что присоединение России к войне против терроризма даст ей стратегические преимущества на Кавказе; а вместо этого Шеварднадзе, судя по всему, переиграл его, использовав кампанию против "Аль-Каиды" в качестве предлога для приглашения американцев в страну. Если американские военные там закрепятся, то это воспримется как геополитический эквивалент изгнания России из зоны ее собственного влияния - и как коварный шаг Грузии, направленный на то, чтобы превратить настрой России на сотрудничество с президентом Бушем (Bush) в возможность решительно отказаться освободиться от влияния Москвы. Личные взаимоотношения президентов Буша и Путина могут быть теплыми и пушистыми, однако геополитика есть геополитика.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.