Народ встречает в аэропорту олимпийских спортсменов и руководителей как героев, а верхушка российского правительства начала задаваться вопросом, было ли сделано до Олимпиады все возможное для того, чтобы избежать западни антидопинговых контролей.

После закрытия игр страну раздирают споры, в основном - это обвинения в адрес американцев за организацию "худших Олимпийских игр в истории" и за желание предумышленно унизить Россию. А руководители национального олимпийского комитета? Они тоже под прицелом правительства и парламента, и должны будут отчитаться в своих действиях: "Не российские спортсмены, а бюрократы проиграли Олимпиаду" - заявил заместитель главы правительственного аппарата Алексей Волин. "Иногда возникало ощущение, что наши спортивные руководители работали на самих себя и свое благосостояние, а не на российский спорт".

Парламент тоже хочет услышать отчет спортивного руководства. "Они должны будут ответить на весьма щекотливые вопросы по поводу своей работы", - сказал Сергей Миронов.

Но в ожидании отчета, который, может быть, пояснит стране концепцию об использовании недопустимых в спорте химических препаратов, Россию раздирает дрожь национализма и оскорбленной гордости.

В газетах, по телевидению, в публичных выступлениях повторяется все тот же припев: мы несправедливо преданы и обмануты анти-русским миром под руководством Соединенных Штатов.

Первым "столкновением", вызвавшим протесты, была двойная золотая медаль в парном фигурном катании, когда русские вынуждены были присутствовать на второй церемонии, во время которой золото было вручено и канадской паре. "Они не должны были принимать участие в церемонии", - трубит телевидение. А вот сами спортсмены настроены гораздо более спокойно: "Никто не требовал у меня отрывать кусок от моей медали, и даже если бы золотых медалей было шесть, это не уменьшило бы ценности моей победы", - заявил в аэропорту Антон Сихарулидзе.

И совсем другие выражения используют газеты: "Спорт - это новый театр войны, - кричат "Известия". - "Америка организовала варварские игры". А спортивное издание "Спорт-экспресс" дошло даже до воскрешения заявлений времен советского режима: "исполняются предсказания советской пропаганды, которая говорила, что рано или поздно спорт будет убит коммерциализацией".

Масло в огонь подлил и глава антидопинговой инспекции российского олимпийского комитета Николай Дурманов, который высказал гипотезу, что за русскими лыжницами шпионили.

О самом же веществе, которое было найдено в крови Ларисы Лазутиной и других спортсменов говорится совсем немного. Как покрывается молчанием и тот факт, что, благодаря дисквалификации Иоганна Мюлегга (Johann Muehlegg), россиянин Михаил Иванов получил золотую, а не серебряную медаль на дистанции 50 километров классическим стилем. Просто это не соответствует картине "преследуемой России", за которую все так ухватились.

В такой атмосфере спортсменам поют дифирамбы, а руководители уже сделали набросок своей защиты. Леонид Тягачев, председатель олимпийского комитета и основной обвиняемый, прокричал в мегафон толпе, встречающей его в аэропорту: "Наша Россия сильна, и мы никому не позволим поставить нас на колени!". Потом он защищался перед журналистами, поскольку не смог обезопасить подопечных спортсменов от "заговоров": "Мы не имеем влияния, - сказал он, - нужны горы денег, чтобы у нас тоже был свой представитель в международных спортивных федерациях, которые назначают судейство".

Лазутина стала почти героиней русского романа: сильная, справедливая и преследуемая. Московский зоопарк решил назвать ее именем детеныша белого медведя. И занимается поисками самого отвратительного животного в парке, чтобы наделить его именем президента международного олимпийского комитета Жака Рогге (Jacques Rogge).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.