Он простился с обслуживающим персоналом бункера и сказал: "Надо принять свою судьбу, как подобает мужчине". Попросил свою кухарку Манзиали приготовить ему спагетти с соусом┘ Журналист и писатель Давид Солар (David Solar) реконструирует в своей книге последние часы Гитлера

В последний раз он видел солнечный свет 20 апреля. По случаю его 56-летия в саду имперской канцелярии была организована церемония награждения. Фюрер был болен и выглядел постаревшим, ему можно было дать лет на двадцать больше. "Ссутулившийся, с отекшим лицом болезненного розоватого оттенка┘. Его левая рука дрожала так сильно, что сотрясалось все его тело┘. В определенный момент он хотел поднести ко рту стакан с водой, но и его правая рука дрожала так, что он был вынужден оставить попытку┘", - показал на Нюрнбергском процессе один из свидетелей.

У Гитлера сводило судорогой левую ногу, и когда это случалось, ему приходилось садиться. Он начинал волочить ноги и задыхаться, как только проходил несколько метров. Во время покушения, совершенного на него в Растенбурге в июле 1944 года фон Штауффенбергом (Von Stauffenberg), фюрера контузило, потому у него часто были головокружения, а его походка напоминала походку пьяницы.

Мечтая, дрожа от злости, отдавая распоряжения, строя грандиозные военные планы - так провел он свои последние десять дней. В последний момент он решил жениться на Еве Браун (Eva Braun), своей любовнице с 1930 года и составить завещание, в котором отдал высокопарное распоряжение отстаивать свое дело, оправдывал свой антисемитизм и назначил правительство, способное продолжать военные действия.

Сохранилось подробное описание последних моментов его жизни. Состоялось формальное прощание с обслуживающим персоналом бункера. Одна медсестра попыталась произнести истерическую речь, предрекая ему победу. Гитлер прервал ее хриплым голосом: "Надо принять свою судьбу, как подобает мужчине", - и продолжил пожимать руки.

В полдень состоялось военное совещание. Генерал Монке (Mohnke) доложил ему, что войска советской армии продолжают вести наступление с севера и юга, пытаясь разделить на две части центр города, единственное место, где им еще оказывали сопротивление.

Артиллерия Советской армии получила короткую передышку, благодаря тому, что целей больше не было. Затопление тоннелей метро на несколько часов задержало продвижение советских войск, но за это пришлось заплатить жизнью тысяч берлинцев, прятавшихся от бомбежек в подземке. Подведя итог сложившейся ситуации, Гитлер пригласил к себе Геббельса (Goebbels) и Бормана (Bormann) и сказал им, что сегодня вечером покончит с собой.

Затем он позвал полковника Гюнше (Guenshe). Фюрер приказал ему через час, ровно в три дня, находиться перед дверью его кабинета. Он и его супруга покончат жизнь самоубийством, а, когда это произойдет, адъютант обязан удостовериться в том, что оба мертвы и, в случае каких-либо сомнений, выстрелить им из пистолета в голову. После чего полковник должен позаботиться о перенесении тел в сад имперской канцелярии, куда Кемпка (Kempka) и Баур (Baur), согласно полученному приказанию, должны были доставить 200 литров бензина, предназначенных для превращения обоих тел в пепел. "Вы должны будете удостовериться в том, что вся подготовка была проведена удовлетворительно, и что все произойдет, согласно моим распоряжениям. Не хочу, чтобы мое тело выставляли в цирке, в музее восковых фигур или что-либо подобное. Также приказываю Вам, сохранить бункер в том виде, в котором он находится сейчас, так как хочу, чтобы русские знали, что я находился здесь до последнего момента".

Затем к нему пришла Магда Геббельс, лицо которой было искажено страданиями и не только из-за того, что они с мужем также решили уйти из жизни, убив перед этим своих шестерых детей. Магда на коленях умоляла фюрера не покидать их. Гитлер объяснил ей, что, если он останется в живых, то Денитц (Doenitz) не сможет заключить перемирие, способное спасти и его дело, и Германию. Магда ушла, слушая крики своих детей, раздававшиеся из самых маленьких комнат на первом этаже.

Около 14.30 Гитлер решил пообедать. Ева, бледная и элегантная, в своем платье синего цвета в белый горошек, чулках серого цвета, итальянских коричневых туфлях, с часами из платины, украшенными брильянтами, и золотым браслетом со вставкой из зеленого камня, проводила его до столовой; он был одет в черный костюм, носки и туфли того же цвета, единственной светлой нотой в его облике была рубашка светло-зеленого цвета. Ева простилась с ним перед дверью в столовую и предпочла вернуться в комнату, сославшись на то, что у нее нет аппетита.

Во время того последнего обеда вместе с фюрером в столовой находились две его секретарши, остававшиеся в бункере - фрау Траудль Юнге (Traudl Junge) и фрау Герда Кристиан (Gerda Christian) - а также его кухарка-вегетарианка - фрейлин Манзиали. Обед был очень скромный, кушали быстро и молча. Подавали спагетти с соусом, обед продолжался всего несколько минут, и ни одна из очевидиц не помнила, чтобы было произнесено хотя бы слово.

После обеда Гитлер вернулся на свою половину, но в коридоре встретился с самыми близкими соратниками, которые хотели в последний раз проститься с ним. После этого он вместе с Евой ушел к себе в комнату.

Когда все замерли в ожидании звука выстрела, из коридора раздались душераздирающие крики. Это Магда Геббельс в последний раз пыталась спасти свой мир, спасти, прежде всего, своих детей, и боролась с гигантом Гюнше, который был почти два метра ростом, чтобы войти в кабинет Гитлера.

Она не смогла одержать верх над гигантом, но все-таки настояла на том, чтобы фюреру передали последнее послание: "Скажите ему, что еще есть надежда, что это сумасшествие убивать себя, пусть он мне позволит войти и убедить его".

Гюнше вошел в комнату. Гитлер стоял рядом со своим рабочим столом, напротив портрета Фридриха II. Гюнше не видел Евы Браун и решил, что она в ванной комнате, так как раздавался звук льющейся воды. Гитлер холодно ответил: "Я не хочу принимать ее". Это были последние слова Гитлера, которые кто-либо слышал. Спустя десять-пятнадцать минут, между 15.30 и 16.00 в тот апрельский день, 30 числа, 1945 года он был уже мертв.

Он покончил с собой, выстрелив в голову и одновременно пытаясь раскусить ампулу с цианистым калием. Ева Браун умерла рядом с ним, проглотив яд.

НЕИЗБЕЖНАЯ РАЗВЯЗКА

Ситуация на фронтах предлагала ему на выбор всего лишь две возможности: сдаться врагу или стать прахом, что он, в конце концов, и сделал. К началу января 1945 года поражение Германии во Второй Мировой войне было вопросом всего лишь нескольких недель. Последняя контратака Вермахта потерпела поражение в Арденнах, союзники направлялись к Рейну, в то время как подходившие с другого берега полтора миллиона русских солдат сметали сопротивление немцев в Польше и Пруссии.

Тем не менее, Гитлер отказывался признавать это. Он вернулся в Берлин из "Орлиного Гнезда" - одной из многочисленных штаб-квартир, распложенной в баварских Альпах. 16 января его поезд проехал мимо десятка разрушенных железнодорожных станций. Ввиду многочисленных разрушений, причиненных войсками союзников, поезд подолгу стоял, и эти остановки казались Гитлеру невыносимыми.

В сильно разрушенной имперской канцелярии было бомбоубежище, оказавшееся полезным в то время, когда англичане начали бомбить Берлин, но к 1944 году оно уже стало мало и не могло выдержать частоты воздушных налетов англо-американской авиации. Поэтому летом 1944 года, после высадки союзных войск в Нормандии, Альберту Шпееру (Albert Speer) было отдано распоряжение построить новое бомбоубежище под садом имперской канцелярии, откуда фюрер мог бы руководить войной даже в разгар самых ожесточенных налетов.

Бункер состоял из двух этажей площадью 20 на 11 метров; на верхнем - жила прислуга, военные адъютанты и секретарши Гитлера, там же находились кухня, столовая, уборные и кладовая. Когда Берлин был окружен, Гитлер пригласил Йозефа и Магду Геббельс перебраться в убежище вместе со своими шестью детьми.

На нижнем - находились владения Гитлера. Кроме этого - телефонная станция. Она была лучшей во всем Берлине, и Гитлер за считанные минуты мог связаться со всеми фронтами. Станция также была приспособлена для работы высокочастотного радиотелефона.

В бункере имелся собственный электрогенератор и резервуары с водой, так что там никогда не страдали, когда ее отключали пожарные. Ванные комнаты, системы вентиляции и отопления работали хорошо, хотя воздух был тяжелым, влажность очень высокой и стоял неприятный запах.

Система, через которую проникал воздух, была оснащена фильтрами для предотвращения проникновения большинства известных газов. Система была настолько надежной, что когда сам Шпеер, задумал покончить с Гитлером в феврале-марте 1945 года, вводя отравляющие вещества через вентиляционные люки, ему пришлось отказаться от своих намерений, так как фильтры были смонтированы таким образом, что что-либо пропустить через них было невозможно.

Несмотря на все принятые меры предосторожности, изначально Гитлера охватывал животный страх, он боялся быть погребенным заживо в этом подземном убежище. Каждый раз, когда раздавался сигнал воздушной тревоги, он в скверном расположении духа спускался в бункер, который сотрясался от каждого взрыва, и бледнел от страха. Тем не менее, на поверхности угроз для жизни было больше и с конца февраля 1945 года фюрер стал ночевать в убежище, к которому начал привыкать и, в конце концов, поселился в нем насовсем.

До 20 апреля, когда отмечался его последний день рождения и когда Берлин был полностью окружен советскими войсками, бункер часто посещали, и в коридоре всегда можно было встретить многочисленных политиков и военных, ожидавших приема у фюрера. После взятия столицы в кольцо блокады посещения стали редкими, а жизнь в бункере столь же рутинной, сколь и своеобразной.

Гитлер ложился спать очень поздно, в три или четыре часа пополуночи, и вставал тоже поздно - между десятью и одиннадцатью; военный персонал бункера ложился спать около полуночи, после ежедневного военного совета, и вставал в семь.

В той странной атмосфере, в постоянном окружении своих самых верных соратников - Геббельса и Бормана, Гитлер прожил два последних месяца своей жизни в состоянии ирреальности, в ожидании невозможных побед и отдавая абсурдные распоряжения, которые, тем не менее, стоили жизни тысячам людей.

Давид Солар - редактор журнала "La aventura de la Historia" и автор книги "Последний день Адольфа Гитлера" ("El ultimo dia de Adolf Hitler", La Esfera, 2002)

Top secret: Психологический портрет АдольфаГитлера ("Bild", Германия)

Воспоминания последней секретарши Гитлера ("Bild", Германия)

"Дневники Гитлера" были делом рук бывших эсэсовцев ("Bild", Германия)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.