В Чечне найдется немного людей, которые бы пережили один день, осмелься они войти в отдел милиции с карманами, полными взрывчатки. Еще реже случается так, чтобы те, кто должен был взлететь на воздух, в конечном итоге, превращают террориста в приемыша. Но история Заремы Инаркаевой - случай все же необычный.

Тому, кто увидит Зарему, вряд ли придет в голову, что она должна была совершить страшный террористический акт. Миловидный тинейджер 15 лет, немножко стеснительный, с круглым лицом, сверкающими зелеными глазами и черными волосами, спадающими до плеч. Семья Заремы и бедна и неблагополучна. Отец строительный рабочий, четыре года назад ушел от жены и детей. Мать отправляет своих сыновей и трех дочерей работать официантами в кафе в Гудермесе - втором по величине городе Чечни. Чаще всего Зарема предоставлена сама себе.

Красивых девушек в Чечне всегда похищали те, кому они могли приглянуться. Как только молодая женщина оказывается во власти другой семьи, ее родители из боязни быть обесчещенными зачастую вынуждены соглашаться, скрипя зубами, на свадьбу. Некоторые муллы оформляют брак и без согласия родителей.

Когда ей исполнилось тринадцать лет, рассказывает Зарема, ее похитил молодой соседский парень, который был старше на год. Но требование заключить брак было невыполнимым как для девушки, так и для парня. Через несколько месяцев она вернулась домой. Она жила то в доме отца в селе Толстой-юрт, то у матери в Гудермесе. Постоянных школьных занятий в Чечне, где война закончилась лишь по официальной версии, нет.

Во время чаепитий она подружилась с более старшей по возрасту Асьят Итаевой. Поехали в Грозный, сказала новая подруга во второй половине дня 5 января, мне нужно забрать там пару вещей. Там они встретились с Шамилем, с которым Асьят связывают легкомысленные отношения. Молодой парень уговорил Зарему провести вечер с ними и вернуться в Гудермес только на следующий день.

Однако Шамиль не отпустил пятнадцатилетнюю девушку и после этого. Следствие, проводившееся позднее сотрудниками милиции, показало, что Шамиль подмешал девушке в чай наркотик, делающий человека безвольным, и поехал с ней в Гудермес. Там Зарема забрала свои вещи и написала под диктовку Шамиля записку матери: "Дорогая мама, не беспокойся, я уезжаю в Толстой-юрт и поживу какое-то время у папы".. После этого Шамиль и Зарема возвратились в Грозный. Зарема, по ее словам, из событий этого дня не запомнила ничего.

В памяти встает только то, что в грозненскую квартиру пришел другой молодой человек по имени Аслан. Асьят рассказывает Зареме, что ее друг Шамиль и Аслан - ваххабиты и повстанцы, которые борются против российского господства. Мятежники, якобы, внедрились даже в милицию. Однажды на ужин пришел человек, которого представили Зареме как начальника отдела милиции Заводского района города.

Все остальное время Зарему держат в квартире взаперти. "Если ты попытаешься бежать, - настойчиво внушают девушке боевики, - мы убьем сначала тебя, а потом твою мать и сестер". Зарема готовит боевикам еду, моет посуду. Аслан хочет с ней спать. Когда она отказывается, он прижигает ее предплечье тремя сигаретами, после чего она сдается.

В конце января прибывает руководитель боевиков. "Эмир Рустам". На самом деле этого 27-летнего человека зовут Тимуром Гербековым, являющийся, по данным милиции, пресловутым полевым командиром, который командует боевиками не только в Грозном, но и в городах Шали и Урус-Мартан. Его оснащенности можно было лишь позавидовать, вспоминает Зарема. "Он пришел с тремя вещмешками, полных оружия: пистолеты, ручные гранаты, два автомата, радиостанции. И много долларов".

Тактикой боевиков является убийство милиционеров и других служащих чеченского управленческого аппарата, поставленного Москвой. В один из дней в конце января, после обеда, "эмир Рустам", Шамиль и Аслан договорились убить одного чеченского милиционера. Поскольку дома его не было, они убили его жену. Через день после этого боевики и Асьят уехали. Зарема затосковала. Она, конечно, понимала, что благодаря Асьят оказалась в руках боевиков. Но, с другой стороны, все эти недели, что она находилась фактически в заложниках, Асьят была ее единственным собеседником.

Через два дня боевики перевели Зарему на другую конспиративную квартиру. На следующее утро ее разбудили рано. Было 5 февраля. "Ты еще сегодня должна оказать нам услугу, - говорит Шамиль, - после этого сможешь вернуться домой". Во второй половине дня боевики поехали с ней в Заводской район города на Западе Грозного. Они остановили машину в нескольких сотнях метров от отдела милиции. Шамиль заставляет ее взять спортивную сумку. "Ты, ведь, помнишь начальника милиции, который был у нас. Он забыл сумку. Быстро занеси ее. После этого мы отвезем тебя домой".

Зарема, конечно, удивлена весом сумки, но ничего не подозревает. У входа в отдел милиции сотрудники тут же начинают флиртовать с красивой девушкой. После того, как она спрашивает начальника отдела, милиционеры пропускают Зарему без всякого контроля. Затем боевики нажимают кнопку дистанционного управления.

Но взрывается только запал, а не семь килограммов взрывчатки, которая спрятана под спортивной одеждой на дне сумки. "Если бы она взорвалась, Зарема и десятки милиционеров разлетелись бы вместе со всем отделом в клочья, - говорит полковник Султан Затуев - заместитель начальника милиции Грозного. - Преступники засняли то, как Зарема шла в отдел, на видеокассету. Если бы все получилось по плану, их пропаганда представила бы девушку как героиню, которая пошла в борьбе против Москвы на добровольную смерть".

Взорвавшийся запал поранил Зареме только ногу. Взбешенные милиционеры избили предполагаемую террористку-камикадзе. После этого полковник Затуев - милиционер со стажем не в один десяток лет - проводит допрос. "Девушка не террористка, ее использовали", - понимает Затуев. Это не единственный случай, когда боевики намеревались использовать ничего не подозревающих людей в качестве живой бомбы.

По данным Затуева, только в прошлом году боевики убили 92 чеченских милиционеров. И серия убийств продолжается. Утром 18 апреля боевики взорвали с помощью мин с дистанционным управлением в близи главного здания милиции Грозного два бронетранспортера. Погиб 21 человек. Двумя часами позже президент Владимир Путин выступает в Кремле со своим ежегодным посланием о положении в стране: "Военный этап конфликта можно считать завершенным", - говорит президент, имея в виду Чечню.

После неудавшегося террористического акта Зарема Инаркаева так и не выходила из здания милиции, которое стало для нее крепостью. По ее показаниям милиция арестовала несколько боевиков. Милиционеры подарили Зареме утепленную камуфляжную куртку и превратили ее в приемыша, называя "нашей девушкой". Но что делать с Заремой, не знает и полковник Затуев. "Если мы отпустим Зарему, боевики ее убьют". В конце февраля люди Затуева нашли труп Асьят Итаевой - подруги боевика Шамиля. "Они пытали Асьят, расстреляли, а труп подожгли", - говорит Затуев. Хотели ли боевики избавиться от свидетельницы, или Асьят тоже отказалась от роли живой бомбы, следователи не знают. Полевой командир Гербеков по-прежнему на свободе. "Есть много таких групп, - говорит полковник, - и они находятся постоянно в движении".

Библиография

Правительство России разочаровано: Запад так пока и не признает войну в Чечне как борьбу с терроризмом. У войны, конечно, длинная предыстория. Речь идет о самоопределении, национальной политике, нефти и геостратегии. - Карл Гробе-Хегель (Karl Grobe-Hegel): "Tschetschenien. Russlands langer Krieg" ("Чечня. Долгая война россии"). Neuer ISP Verlag, Koeln 2001, 223 Seiten, 15 Euro.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.