На первый взгляд, это не лишено иронии то, что именно американский президент, представлявший себя во время избирательной кампании "умеющим сочувствовать консерватором" и оказавшийся в своей практической политике даже правее Рональда Рейгана (Ronald Reagan), намерен теперь форсировать ядерное вооружение в большей мере, чем кто-либо до него.

До 2012 года количество ядерных боеголовок у американской и российской стороны, а их в настоящее время - от пяти до шести тысяч, должно быть сокращено до 1 700-2 200 единиц. Это значительно больше, чем предусматривает подписанный в 1993 году, но так и не ратифицированный Договор СНВ-2. Достигнутое между Бушем и Владимиром Путиным согласие поднимает планку даже выше, чем она была установлена пять лет назад рамочным Договором СНВ-3, подписанным президентами Клинтоном (Clinton) и Ельциным. Документ предусматривал сокращение ядерных арсеналов до 2 500 боеголовок. Договор СНВ-3 не был подписан из-за сопротивления со стороны американского Конгресса.

Это было реакцией тогдашней республиканской оппозиции на долголетнее нежелание российской Думы ратифицировать Договор СНВ-2. Казалось, что в отношениях между Вашингтоном и Москвой вновь стало нарастать напряженность. Но тут появляется Буш, собирающийся продолжить республиканскую традицию раздувания военного бюджета, и предлагает провести самое решительное со времени окончания "холодной войны" сокращение ядерного арсенала Америки.

Но это лишь видимость некоего противоречия. При более тщательном рассмотрении выясняется, что Буш, можно сказать, ровным счетом, не собирается ничего сокращать. Когда он и Путин высказались во время своей последней встречи в Кроуфорде, что в Техасе, в пользу договора о разоружении, американская сторона настаивала на заключении неофициального соглашения, которое имело бы гибкий характер. Если бы ядерное разоружение удалось благословить рукопожатием руки, то это явилось бы выражением нового доверия между Вашингтоном и Москвой, такой аргумент приводил Белый дом. То, что соглашение будет все же зафиксировано в письменной форме, на этом, разумеется, настоял Путин.

И вот теперь российский президент получил свой оформленный на бумаге договор, который не позволяет ему осуществлять программы ядерного вооружения, которые он и без того не может позволить себе. Буш, напротив, оставил за собой возможность маневра, чего и добивался. Дело в том, что срок действия соглашения составляет ровно десять лет. В этот период времени из него можно выйти в любое время в течение девяноста дней. Еще важнее другое: выведенные из эксплуатации американские боеголовки уничтожаться не будут. Их производство в США было прекращено еще в 1992 году. Однако существующее ядерное оружие, даже если оно на основе международного соглашения формально выведено из эксплуатации, поддерживается в готовности, за ним налажен уход. Подводные лодки, ракеты или стратегические бомбардировщики, оснащенные такими боеголовками, могут быть в любой момент снова приведены в боевую готовность. За Бушем остается также право разрабатывать новые системы вооружений, которые могут оказаться значительно опаснее, чем ныне существующие образцы ядерного оружия. Эксперты в связи с этим приходят к выводу, что все это превращает договор, который собираются подписать Буш и Путин, в простую макулатуру.

В руках у российского президента не более чем убогий договор, да представление накануне встречи в верхах, будто он является равным партнером. Буш же, напротив, может продолжать распоряжаться по своему усмотрению. Он может продолжать разрабатывать свою вызывающую критику систему противоракетной обороны стоимостью более ста миллиардов долларов. Она имеет для него в борьбе против терроризма не менее важное значение, чем новые виды ядерного оружия, которые позволят поражать подземные цели, например, разрушать бункеры, в которых прячутся зарубежные диктаторы. Только для замены старых боеголовок Белый дом израсходовал в этом году более 15 миллиардов долларов.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.