Новый договор администрации Буша с Россией о сокращении ядерных вооружений заслуживает внимания. Он сам по себе является произведением искусства - небольшая вещица, имеющая на самом деле большое значение и чудесным образом выходящая за рамки того, как должны были бы происходить события.

Он состоит всего из трех страниц. Он был заключен не после долгих лет переговоров, проводимых командами экспертов, а в течение нескольких месяцев, главным образом благодаря взаимопониманию, установившемуся между президентами Джорджем Бушем (George W. Bush) и Владимиром Путиным. Он является победой Буша, так как он закрепляет ядерное превосходство Америки, обязывая Соединенные Штаты делать со своими ядерными арсеналами только то, и именно то, что предусматривает уже принятая доктрина, и причем от этих обязательств можно отказаться. Однако он является также и победой Путина, так как президент России получил договор, который он может показать своей стране как результат дружбы с Америкой. Он появился всего через пять месяцев после того, как Буш вывел Америку из Договора об ограничении систем противоракетной обороны 1972 года, что, по мнению экспертов, должно было подорвать процесс контроля над вооружениями. Это предусмотрительный договор - для американского президента, который, казалось, считает договоры о вооружениях ненужными, и который уже разорвал один из подобных договоров.

Этот кусок бумаги символизирует собой процесс развития, приобретающий четкие очертания. Кусочек за кусочком, в быстром процессе роста, который начался после событий 11 сентября, Буш формирует новую - по своей сути радикальную - внешнюю политику. Здесь дело не столько в доктрине, сколько в философии - наборе ценностей, восприятии мира, если использовать два этих термина, от которых Буш отказался бы как от слишком напыщенных. Она утверждается в основном поступками, а не словами, и имеет быстрый и трансформационный эффект.

Философия Буша зиждется на трех внешне простых принципах.

1. Америка - превыше всего. Буш, несомненно, не является изоляционистом, его даже нельзя с полной уверенностью назвать унилатералистом (сторонником односторонних действий - прим. пер.), однако при изучении всех возможных вариантов он уделяет особое внимание одному вопросу: как будет лучше для Соединенных Штатов? Чувства и интересы других стран и народов безо всяких извинений учитываются во вторую очередь. Такой односторонний подход труднее применять, и он используется президентом реже, чем можно подумать. Он (такой подход - прим. пер.) придает большую ясность при принятии решений, придает больше сил для их выполнения. Триумф (несомненно, здесь может быть применено именно это слово) американской кампании в Афганистане целиком основывается на этом качестве. Безопасность Америки потребовала уничтожения сети "Аль-Каида" и движения "Талибан", невзирая на риск, невзирая на то, что об этом говорят другие. Дело обстоит именно так; все остальное - комментарии.

2. Что хорошо - то хорошо, что плохо - то плохо. Политика Буша - это не просто киссинджеровский "реалполитик", это более сложный реализм - реализм, основанный на моральности. Мощное успешное применение Америкой силы во время Гражданской войны, во время мировых войн, во время "холодной войны", во время войны в Персидском заливе основывалось на моральном понимании мира. Это понимание давало Америке ощущение правильности своих действий: Соединенные Штаты могут применять смертельную силу в своих интересах, однако при этом они должны быть на стороне добра.

Этот принцип также способствовал пониманию Америкой действий других стран. По окончательному размышлению третий рейх и советская империя должны были быть уничтоженными, так как они являлись, как сказал бы Буш, силами зла. Моральные обоснования не гарантируют мудрой внешней политики (возьмите, к примеру, Лигу наций, Вьетнам), однако немудрая политика часто является следствием отсутствия моральных подходов: преднамеренное употребление эвфемизмов, избегание разговоров о правильном и неправильном. Буш это понимает.

И это понимание просматривается в его действиях. Администрация Клинтона восемь лет вела переговоры с Ясиром Арафатом, делая вид, что мы не знаем, что Арафат является человеком, с которым нельзя иметь дело. Буш занял противоположную позицию. Через некоторое время, возможно, уже скоро, палестинский народ решит, что им будет лучше с руководителем, с которым американский президент может иметь дело. И это будет к лучшему.

3. Если ты уверен в почве под ногами, ты можешь танцевать. Президент, твердо уверенный в своих целях, может проявлять гибкость в средствах их достижения. Буш не боится менять свое мнение, иногда передумывать, признавать ошибки, даже занимать полностью противоположную позицию. Он знает, во что он верит, и он знает, что его друзья и враги это знают, и он рассчитывает, что он добьется того, чего он хочет.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.