Побежденные российскими холодами французские солдаты громили лаборатории, чтобы добыть себе для пропитания хранившиеся там заспиртованные органы; поедали своих лошадей и даже своих соплеменников. Крупнейшее захоронение солдат наполеоновского войска, обнаруженное в Литве, приоткрывает детали агонии, пережитой побежденным императором в 1812 году.

Многие из французских солдат умерли от морозов. Даже теперь спустя почти 200 лет их скелеты продолжают прижиматься один к другому, безуспешно пытаясь найти хоть немного тепла. Остальных французов убили болезни или истощение. История начала раскрывать свои тайны в октябре прошлого года. После того как была найдена одна единственная кость в старой части города литовской Вильны, было обнаружено одно из самых больших массовых захоронений в истории человечества.

Разложившиеся тела тысячи человек - французских солдат, потерявших надежду и умерших в агонии - страшное свидетельство одной из самых впечатляющих эпопей за всю военную историю: разгром великого наполеоновского войска и его отступление из России во время суровой зимы 1812 года.

Это первое известное крупномасштабное захоронение солдат французского войска. Однако обнаруженные останки тел принадлежат всего лишь незначительной части из почти 80000 солдат, нашедших свою смерть в окрестностях Вильны. Количество погибших было настолько велико, что местные жители, опасаясь эпидемии, начали сжигать трупы. Но ужасный смрад, исходивший от горевших трупов, вскоре стал настолько невыносим, что горожане решили захоронить солдат.

Доктор Римантас Янкаускас - антрополог, занимающийся эксгумацией останков - рассказывает, что солдаты Наполеона были настолько голодны, что разгромили медицинское училище, находившееся в городе, чтобы выкрасть из местных анатомических классов заспиртованные органы и затем съесть их. Исследования, проведенные дантистами, показали, что многие трупы принадлежат совсем еще молодым солдатам, почти подросткам. На трупах солдат-ветеранов были обнаружены следы, которые оставили на них предыдущие военные кампании.

И те и другие стали жертвами самой большой военной кампании Наполеона, не сумевшего использовать имевшуюся в его распоряжении военную мощь, и потерявшего в России самое впечатляющее войско, когда-либо созданное с тех пор, как престала существовать Римская Империя. "Лишь История сможет рассудить, совершил ли я ошибку, войдя в Москву", - сказал Наполеон, пребывая в изгнании на острове Святой Елены. И История судила его строго, несмотря на то, что ему удалось захватить Кремль. Сто тридцать лет спустя Адольфу Гитлеру удалось подойти лишь к самым отдаленным окрестностям Москвы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.