Преодолев барьер 29 долларов за баррель в начале недели, к ее концу цена на нефть медленно начала снижаться. Этот период неопределенности будет длиться в течение месяца до встречи ОПЕК, назначенной на 26 июня, если только с Ближнего Востока не поступят сигналы о реальной опасности, которые обойдутся, по мнению торговцев нефтью, в 6 долларов за баррель.

На ситуацию на рынке повлияло и заявление, которое сделал в пятницу российский премьер-министр Михаил Касьянов: "По общему мнению правительства и нефтяных компаний, можно говорить о стабилизации ситуации на рынке, а кроме того, мы сделали вывод, что необходимо постепенно отказаться от ограничений, которые Россия наложила на свой экспорт".

Страны ОПЕК негативно восприняли это заявление, а иранский министр нефтяной промышленности Биджан Зангане (Bijan Zanganeh) так сформулировал их общее мнение: "Россия никогда не сотрудничала с ОПЕК, это были только разговоры". Ирак же, напротив, заявил, что, одобряя решение России, намерен перейти от 1,7 миллионов до 2,1 миллионов баррелей в день. Любопытно, что иракский министр Хусейн Сулейман Аль-Хадизи (Hussein Suleiman al-Khadisi) говорил из Москвы.

Разрыв, осуществленный Москвой, важен по, как минимум, двум причинам. Во-первых, премьер-министр Касьянов исключил возможность того, что Россия продолжит придерживаться ограничений на экспорт нефти в поддержку цен ОПЕК. На протяжении первых шести месяцев 2002 года Россия ежедневно отказывалась от экспорта 150 тысяч баррелей нефти, что составляет чуть менее 5% фактического экспорта, поддерживая, вместе с другими производителями нефти, как, например, Мексика, страны ОПЕК. Достаточно, сказал российский премьер, "постепенно, в течение следующих двух месяцев, мы вернемся к нормальным объемам производства и экспорта нефти". Второй важный момент - это акцент на "общем мнении правительства и нефтяных компаний". Российский премьер-министр говорит о разделении власти - ситуация, невообразимая в России еще два года назад, и нереальная даже для Соединенных Штатов. Не я решаю, заявил он, и даже не Путин, наш уважаемый президент. В нефтяной отрасли решения принимаются сообща: нами и производителями.

И не случайно центральной темой последнего номера (за 20 мая) журнала Fortune (Aol-TimeWarner-Cnn) стали нефтяные цари. "Новые нефтяные цари России" - гласит заголовок, под которым читаем: "Пока на Ближнем Востоке продолжаются беспорядки, Михаил Ходорковский и другие олигархи готовы бросить вызов ОПЕК". Целую страницу занимает портрет 38-летнего владельца контрольного пакета Юкоса. В статье, подписанной Биллом Пауэллом (Bill Powell), описывается, без особых, впрочем, акцентов, сомнительное происхождение могущества Ходорковского, которое он стяжал во времена ельцинской приватизации. Затем подробно объясняются связи, установленные им с крупнейшими международными финансистами, говорится о том, как умно он сумел воспользоваться экономическим кризисом в России, чтобы постепенно приобрести акции, а затем продать часть из них выгоднейшим ценам. Говорится о том, что он удачно использовал нефтедобывающие технологии компании Schlumberger, и о его знаменитой профессиональной проницательности, которая помогла ему прибрать к рукам все наилучшие места добычи нефти в азиатской части бывшего СССР и оставить менее привлекательные участки своим противникам: Сургутнефтегазу, Лукойлу, Сибнефти и Татнефти.

Производство Юкоса составляет 1, 2 миллиона баррелей в день, в то время как другие четыре вышеперечисленных предприятия производят соответственно 0,8; 1,6; 0,4; 0,5 миллионов баррелей. Резервы пяти нефтяных компаний, измеряемые в миллиардах баррелей, составляют 11,8 для Юкоса и 6,8; 12,9; 4,6; 6,5 для остальных четырех соответственно. Получается, что Лукойл занимает первое место, как в производстве, так и в резервах, а Юкос стоит на втором. Но бюджет Юкоса на 50% больше, чем у Лукойла за счет того, что затраты на добычу и технологии намного меньше и приближаются к затратам Саудовской Аравии. Fortune говорит о себестоимости добычи 1, 86 доллара за баррель, причем себестоимость добычи на мировом рынке составляет 9,11 долларов за баррель. В этом контексте становится понятным, почему у Юкоса сложились с российским правительством товарищеские отношения.

Российское правительство сотрудничает с нефтяными предприятиями, поддерживая группы частных интересов. Но больше всего заинтересованы в росте нефтяного экспорта россиян американцы. Для США это успех после поражения в Венесуэле, когда провалилась попытка сохранить дружеское руководство национальным предприятием Petroleos de Venezuela, которое Соединенные Штаты надеялись использовать как клин внутри ОПЕК, для импортирования большего количества нефти по более низким ценам. Но особенно значимой будет признательность избирателей (и автомобилистов) США в ноябре.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.