С тех времен, когда в конце 17-го века царь Петр Великий смотрел на Европу как на модель для модернизации России, интеграция России и Запада является притягательной, но не осуществленной мечтой. На этой неделе, когда президент США Джордж Буш-младший (George W. Bush) побывает с визитом в Москве и Санкт-Петербурге, этом великолепном городе рядом с Балтийским морем, который основал Петр, он может приблизить осуществление этой мечты. Опираясь на политические и экономические перемены, которые прокатились по всей Европе после того, как закончилась "холодная война", г-н Буш-младший и российский президент Владимир Путин привели Россию на порог европейского дома. Приложив новые усилия, они могут перевести ее через порог.

События 11 сентября объединили Вашингтон и Москву новыми узами, а звонок г-на Путина г-ну Бушу-младшему с предложением помощи буквально в первые же часы после террористических нападений помог скрепить дружбу, которая зарождалась между ними. Соглашение о сокращении ядерных вооружений, которое два лидера подпишут в Москве и за которым несколькими днями позднее в Италии последует подтверждение новых отношений между Россией и Организацией Североатлантического договора (НАТО), являются наиболее осязаемыми символами растущего партнерства.

За этими достижениями стоят мощные исторические силы, которые толкают Восток и Запад друг к другу с момента заката коммунизма и распада советской империи. Этот процесс не всегда был приятным. В результате введения демократии и свободных рынков в России после 1000 лет тирании произошли болезненные экономические и социальные сдвиги. Внезапное сокращение российской военной мощи и глобального влияния России ошеломило нацию. Даже сейчас можно видеть остатки исторических амбиций России в помощи Москвы Ирану в ядерной области, в ее незаконнорожденном романе с Саддамом Хуссейном (Saddam Hussein) и в остаточной горечи по поводу войны НАТО с Югославией 3 года назад. Тем не менее, на протяжении всех этих неспокойных лет Россия под руководством Бориса Ельцина и г-на Путина притягивается к западу гравитационными силами торговли, финансовых рынков и демократии. По мере того как Россия и Запад сближаются, Вашингтон и Москва приближаются к состоянию нормальных отношений, свободных от высокой драмы и разочарований, которые так часто были присущи встречам на высшем уровне в годы "холодной войны".

После того как будет подписан договор о контроле над вооружениями, который обяжет обе стороны к 2012 году сократить на две трети свои арсеналы дальнобойного ядерного оружия, г-ну Бушу-младшему и г-ну Путину придется заняться трудными делами контроля за распространением в мире ядерного, химического и биологического оружия, борьбы с терроризмом и усиления экономического сотрудничества. Для г-на Путина это означает необходимость отбросить давно существующую секретность в отношении скрупулезно осуществлявшейся в Советском Союзе программы по биологическому оружию, чтобы Москва и Вашингтон могли совместно работать над вопросами инвентаризации, надежного хранения и в конечном итоге уничтожения остающихся запасов биологических агентов и лабораторий, которые занимались их производством.

Г-н Буш-младший, со своей стороны, не должен шарахаться от публичного проведения различия между тщательно управляемой битвой против терроризма, какой была его война в Афганистане, и жестокой военной кампанией Москвы с целью подавления чеченских сепаратистов. Г-ну Бушу-младшему следует также высказаться в защиту свободы прессы и главенства закона - принципов, которые г-н Путин зачастую очень торопится сравнять с землей.

Полная интеграция России с Западом потребует многих лет и значительных дипломатических усилий американских, европейских и российских лидеров. Попытка разговаривать с Россией с позиции силы не даст результата, а неуважение к международным договорам, в частности, денонсация г-ном Бушем-младшим подписанного в 1972 году Договора об ограничении систем противоракетной обороны (Договор по ПРО), не поможет делу. Но при мудром руководстве со всех сторон визит американского президента в Москву может однажды показаться мало чем отличающимся от остановки в Париже или в Берлине.