Джордж Буш (George Bush) положил в свой ручной багаж особое чтиво, чтобы быть четыре дня, которые предстоит провести в России, во всеоружии. Президент хочет понять сегодняшнюю Россию именно с помощью "Преступления и наказания" - произведения Федора Достоевского о студенте Родионе Раскольникове, об убийстве и морали, о смерти.

Хотя цель его путешествия имеет лишь отдаленное сходство с чертами, о которых писал Достоевский, захватывающая книга из 19-го столетия поможет, по крайней мере, Бушу, прибывшему с визитом в Россию, заглянуть туда, что обычно называют "русской душой". Эта душа-то как раз и считает, что ее сейчас мучают американцы и Запад. То, что теперь Буш, как говорят, придумал для своего российского коллеги Владимира Путина еще и кличку "Пути-Пут", заставило интернет-издание www.gazeta.ru выступить с комментарием: Пути-Пут, мол, звучит как кличка для лилипута и, возможно, является намеком на небольшой рост главы Кремля.

Россия в эти дни демонстрирует поворот в сторону новой внешней политики. Путин и Буш подписывают сегодня не только всеобъемлющий договор о сокращении вооружений, но и энергетическую хартию. В начале следующей недели в Риме будет подписан документ о создании Совета НАТО-Россия - "двадцатки". И сразу за этим последует визит представителей Европейской комиссии.

Западный ветер, однако, наталкивается на неприятие. По оценке Вячеслава Никонова из Фонда "Политика", "90 процентов российских избирателей и представителей элиты не видят в прозападном курсе Путина никакого толку". В Государственной Думе тон задает, например, Дмитрий Рогозин - председатель Комитета по международным делам. Бывший 38-летний комсомолец с удовольствием бы вывел Россию из членов Совета Европы. Он считает политику Вашингтона, "игнорирование российских интересов" унижающими достоинство.

Леонид Ивашов, который является официально советником в Министерстве обороны и выражает настроения генералитета, подчас обнаруживает "стремление США захватить господство в мире". Он выступает, как и многие из представителей "московской элиты", за евразийский путь. "Россия сама представляет собой континент, соответственно с этим с ней и надо обращаться", - говорит он.

Кто в таком случае определяет внешнеполитическую линию Кремля, если уж элита от этого открестилась? Министр иностранных дел Игорь Иванов? Вряд ли. Он взял прозападный курс Путина, и у него полно дел, связанных с тем, чтобы не давать уклоняться в сторону старой гвардии в своем министерстве. Скорее всего, это дело рук гвардии реформатора экономики Путина. Их тезис: не открыв окно на Запад, Россия потеряет выход на мировые рынки. Или, если сказать словами Никонова: "антизападный курс был бы равнозначен погребению России".

"У меня такое впечатление, что президент Путин является своим собственным советником по вопросам национальной безопасности, - приходит к выводу посол США в Москве Александр Вершбоу (Alexander Wershbow). - Стратегический выбор Путина примкнуть к Западу базируется на очень осторожной сравнительной оценке, какой из путей наилучший, чтобы продвинуть интересы России и форсировать ее экономическое возрождение". Запад при этом создает Путину немало трудностей. Только Россия присоединяется к антитеррористической коалиции, как НАТО расширяется на Восток, а американцы оказываются в Средней Азии и на Кавказе. К тому же "тормозом для прогресса в международных отношениях" могут быть нарушения прав человека в Чечне, сомнительного характера шпионские процессы и давление, оказываемое на независимые средства массовой информации, напоминает посол Вершбоу, говоря о либеральных внутриполитических изменениях в России.

Путину, если он намерен обеспечить необходимые темпы роста, необходим Запад. С целью получения инвестиций и в качестве рынка сбыта. Поэтому интерес нацелен на вступление в ВТО и устранение торговых барьеров. В качестве примера существования анахронизмов кремлевские чиновники охотно приводят поправку Джексона-Вэника, которая не один год лишает Москву послаблений в торговле. Она была принята еще в советские времена, чтобы заставить облегчить выезд из страны евреев, но по-прежнему остается в силе.

"Запад до сих пор не считает нас полноценным членом цивилизованного содружества государств", - резюмирует Никонов. Путин, в частности, согласно опросам, продолжает пользоваться поддержкой 70 процентов россиян. Но это не может быть гарантией на долгий период времени, поскольку такая поддержка тесно связана с экономическими успехами. Если экономические реформы провалятся, растает и поддержка населения. После этого, видимо, юстировать внешнеполитические векторы придется по-новому.