"Встреча друзей", скрепленная объятиями и двумя поцелуями в щеки американского президента, открылась вчера на вилле Madama, где Сильвио Берлускони и Джордж Буш, после получасовых переговоров, принялись за совместный ужин с меню итальянской кухни, сопровождаемый песнями Андреа Бочелли (Andrea Bocelli). За это время два лидера успели вкратце обсудить основные вопросы международной политики накануне саммита НАТО-Россия, на котором сегодня будет провозглашено создание нового типа сотрудничества между Североатлантическим Альянсом и Кремлем. Вплоть до 23 часов вечера Буш и Берлускони обсуждали обострение кризисов на Ближнем Востоке и между Индией и Пакистаном, а также проблему борьбы с терроризмом ("Это безумие не сможет победить, поскольку все культурные нации будут ему противостоять" - убежден итальянский лидер). Кроме того, они обсудили новые отношения с Москвой и возможность нападения на Ирак - вопрос, к которому Италия вместе с остальной Европой относится куда более осторожно, чем Вашингтон. Но в ожидании того, что Берлускони назвал "заключением брака между НАТО и Россией", встреча на вилле Madama позволила отпраздновать (благодаря символическому "двойному" поцелую) то, что итальянский лидер считает "особыми отношениями" между Италией и Соединенными Штатами, но, в первую очередь, конечно, между Сильвио Берлускони и Джорджем Бушем.

Два лидера встретились уже в третий раз (первые две встречи произошли в Генуе и Риме в июле прошлого года и в Вашингтоне после 11 сентября), успешно развивая то, что называется "хорошей химией", которая поддерживается общими политическими целями и культурным сходством. Именно этими "привилегированными личными отношениями" Италия объясняет ускорение процесса принятия решения о новом альянсе России и НАТО, что сделало возможным подписание "Римского заявления" задолго до ноябрьского саммита НАТО в Праге, когда НАТО продолжит свое расширение на Восток, приняв Эстонию, Латвию и Литву - балтийские страны, бывшие республики СССР. Если бы соглашение с Москвой не состоялось до этой ключевой встречи НАТО, подчеркивает Берлускони, то Москва почувствовала бы себя "в окружении", и у президента Путина возникло бы много новых трудностей. "Именно эта обеспокоенность, которую выразил мне Путин, и подтолкнула меня убедить Буша в срочном порядке принять решение по России" - утверждает итальянский лидер.

И символический "двойной" поцелуй скрепил дружественность рабочей обстановки. Но "корни взаимной дружбы и солидарности" между двумя странами Сильвио Берлускони отпраздновал утром на американском кладбище в сорока километрах к югу от Рима, по случаю Memorial Day, Дня Памяти о всех американцах, павших на войне. "Мы глубоко признательны США за то, что они сделали, за молодые жизни, отданные во имя освобождения от тоталитаризма, за великодушие, с которым они помогали нам восстанавливать Италию из руин и достичь благосостояния" - сказал Берлускони. Ему ответил посол Мел Семблер (Mel Sembler): "Америке повезло, у нее много друзей, но нет никого, кто был бы так близок США, как Берлускони". Но даже оставив в стороне взаимные комплименты, представляется очевидным, что выбор Рима для рождения "Совета Двадцати" - это объективная признательность дипломатическим действиям итальянского правительства.

"Заявление", которое сегодня будет подписано в Пратика ди Маре, не означает вступления России в НАТО, что подчеркивает и сама Россия, как напомнил вчера вечером представитель министра иностранных дел Иванова. У Москвы не будет права вето даже в тех вопросах, в обсуждении которых она будет принимать участие, и Североатлантический Альянс, состоящий из 19 стран, будет функционировать независимо от нового организма. Но, разумеется, политическое значение "Римского заявления" велико, поскольку оно знаменует рождение "великого альянса Востока и Запада", первая цель которого - борьба против "нового врага, терроризма", как напомнил вчера вечером Берлускони.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.