Министр иностранных дел Индии Джасвант Сингх (Jaswant Singh) заявил Пакистану, что необходимо срочно выполнить обещания остановить проникающий через границы терроризм. В то время, пока две страны обмениваются оскорблениями, в мире прилагаются напряженные дипломатические усилия, направленные на предотвращение войны.

Министр иностранных дел Индии выступал на совместной пресс-конференции с министром иностранных дел Великобритании, последним дипломатом, посетившим тревожный регион в качестве вероятного миротворца. Говоря о президенте Пакистана Первезе Мушаррафе (Pervez Musharraf), который в понедельник выступил с давно ожидавшимся телевизионным обращением к своему народу - и ко всему миру - г-н Сингх заявил, что "жизненно важно осознать необходимость" соблюдения обещания прекратить проникновение боевиков через "контрольную линию", разделяющую индийский и пакистанский Кашмир. Это, сказал он, "имеет первостепенное значение для мира".

Г-н Сингх уже высмеял перед этим "опасную и вызывающую разочарование" речь генерала Мушаррафа, которая, по его словам, заключалась в "агрессивном и безвкусном оскорблении Индии". "Противник, - заявил генерал Мушарраф, - пытается запугать нас, высказывая угрозы развязать войну". Пакистан, как дал понять г-н Мушарраф, не испугается этих угроз. Он не хочет войны, "однако, если война нам будет навязана, мы ответим".

Решительное, воинственное послание президента последовало за состоявшейся на прошлой неделе поездкой премьер-министра Индии Атала Бихари Ваджпаи (Atal Behari Vajpayee), имевшей целью собрать войска около передовой линии в Кашмире. Он попросил индийских солдат подготовиться к "решительной битве". Индия, как и Пакистан, не стремится к полномасштабной войне, однако планируемая ею карательная акция может превратиться именно в такую войну. Существует реальная опасность того, что руководители обеих стран постепенно занимают такие позиции в отношении конфликта, от которых трудно будет отступить. И все же, еще большее волнение, как у населения обеих стран, так и во всем мире, вызывает тот факт, что война между ними будет первой войной между ядерными державами, что представляет собой серьезнейший риск нанесения ядерного удара одной ядерной страной по другой.

Были надежды на то, что телевизионная речь генерала Мушаррафа может ознаменовать ослабление напряжения, которое еще больше возросло после того, как Пакистан провел испытательные запуски трех баллистических ракет. Эти испытания, начавшиеся в воскресенье запуском ракеты средней дальности, способной доставить ядерный заряд на расстояние в 1500 километров, и завершенные во вторник, после речи генерала Мушаррафа, были, несомненно, приурочены к противостоянию с Индией. Очевидно, они должны были показать Индии, что нанесение даже ограниченных военных ударов по пакистанским целям представляет для Индии риск. Однако некоторые аналитики считают, что эти испытания являлись частью более широкой стратегии генерала Мушаррафа: жесткие, бескомпромиссные позиции в отношениях с Индией, сопровождающиеся выполнением некоторых ее требований - в частности касательно подавления групп боевиков, которых Индия обвиняет в осуществлении террористических атак.

Еще существует некоторая оптимистическая надежда: что жесткая речь генерала Мушаррафа имела цель предоставить ему политические основания для действий против боевиков. Пакистан повторил обещание, данное в январе, когда Индия была на грани нападения, что "ни одной организации в Пакистане не будет позволено осуществлять террористическую деятельность во имя Кашмира". В настоящее время генерал Мушарраф упорно отрицает, что были какие-либо проникновения через "контрольную линию", отделяющую контролируемый Индией Кашмир от территорий, управляемых Пакистаном. Мушарраф вновь высказал традиционную точку зрения Пакистана, что "в регионе идет освободительное движение", и что Пакистан не может нести ответственности за "какие-либо действия, предпринимаемые против индийской тирании и репрессий".

Министр иностранных дел Великобритании Джек Стро (Jack Straw), встречавшийся с генералом Мушаррафом в Исламабаде перед своей поездкой в Индию, сказал, что, по его мнению, генерал серьезно настроен прекратить атаки, сопровождающиеся пересечением границ. Однако, по словам министра, "проверкой всему являются реальные действия".

Его визит является частью бурной дипломатической деятельности, осуществляемой для снижения напряженности. Комиссар Европейского Союза по внешними связям Крис Паттен (Chris Patten) заявил во время своего визита в регион 24 мая, что ситуация "балансирует на лезвии ножа". Заместитель государственного секретаря США Ричард Армитидж (Richard Armitage) посетит регион на следующей неделе, и также на следующей неделе президент России Владимир Путин должен будет встретиться с руководителями обеих государств в Алма-Ате, в Казахстане.

Соединенные Штаты и другие не входящие в регион державы не будут сторонними наблюдателями конфликта. Пакистанская армия помогает Америке выслеживать остатки террористической организации "Аль-Каида" и движения "Талибан" на граничащих с Афганистаном территориях. Выполнение этой задачи будет поставлено под угрозу любой войной между Индией и Пакистаном.

Последствия для неустойчивого режима генерала Мушаррафа, считаемого Соединенными Штатами самым надежным оплотом для ведения борьбы с антиамериканскими террористами в регионе, непредсказуемы. Это побуждает страны внешнего мира принимать участие в недопущении войны. Однако возмущение Индии настолько сильно, а нападения на нее настолько подлы, что вероятные миротворцы могут и опоздать.

Последним случаем, вызвавшим всеобщий гнев, было убийство 21 мая Абдула Гани Лоуна (Abdul Gani Lone), самого умеренного из кашмирских лидеров, требующих независимости от Индии. Ни одна из группировок не взяла на себя ответственности за это убийство, а Пакистан и Индия обвиняют в нем друг друга. Как бы то ни было, для Индии оно является ударом. Многие в Индии признают, что они неправильно управляли единственным в стране штатом, в котором большинство населения составляют мусульмане, и что воинственность, которая начала проявляться в конце 1980-х годов, имеет свои корни в справедливом недовольстве рядовых кашмирцев.

Правительство в этой связи пообещало внести изменения в свою деятельность. Г-н Ваджпаи заявил, что запланированные на осень выборы в штате будут "свободными и честными", признавая тем самым, что предыдущие выборы такими не были. Он надеялся, что умеренные сепаратисты, как, например, г-н Лоун, примут в них участие, или, по крайней мере, используют эту возможность, чтобы начать с правительством переговоры об урегулировании конфликта, не предусматривающим отделение от Индии. Однако после убийства г-на Лоуна, совершенного, скорее всего, исламскими боевиками, кто осмелится на такие переговоры?

Убийство произошло через неделю после того, как террористы убили более 30 человек, преимущественно жен и детей военнослужащих, в военном лагере в Джамму. Между этими двумя происшествиями происходили нападения меньшего масштаба. Эти нападения, судя по всему, осуществлялись с целью сорвать предстоящие выборы. Они также означают, что, несмотря на недавний раскол среди антииндийских боевиков, террористы могут свободно действовать на территории штата. Для Индии они являются жестоким доказательством того, что ее внутренние дела зависят от убийц-фанатиков.

Индия не сомневается в том, что эти нападения зарождаются в Пакистане, с по крайне мере негласного одобрения генерала Мушаррафа. Он пообещал подавить антииндийских террористов после нападения на индийский парламент 13 декабря прошлого года, вызвавшего мобилизацию индийской армии и напряжение отношений. В настоящее время около одного миллиона человек из обеих стран сосредоточены по обе стороны границы. Индийская сторона заявляет, что на территории Кашмира, контролируемой Пакистаном, вновь появились лагеря террористов, и что уровень насилия на индийской территории вновь стал таким же высоким, как и прежде. Вдоль "контрольной линии" ежедневно происходят перестрелки с применением стрелкового оружия, артиллерии и минометов.

Генерал Мушарраф может быть и невиновен, несмотря на все обвинения, выдвигаемые против него. Наиболее злостные нападения выглядят так, как будто они имеют целью провоцирование войны, чего президент Пакистана не желает, или срыв выборов в Кашмире, которые он приветствовал бы. Однако Индия, вероятно, права, считая, что Пакистан, по крайне мере, на прошлой неделе, относился к боевикам больше как к средству для достижения цели, чем как к обузе. Соединенные Штаты, обычно склонные представлять своего самого надежного союзника в борьбе с терроризмом в самом благоприятном свете, допускают в своем новом ежегодном докладе, посвященном терроризму, что остается под вопросом, выполнит ли Пакистан полностью свое обещание бороться с антииндийскими террористами.

Пакистан не должен спускать такие вопросы на тормозах. Повторение правительством своего обещания показывает, что Пакистан серьезно воспринимает угрозы Индии осуществить возмездие. Пакистанские аналитики ожидают, что генерал Мушарраф незамедлительно предпримет последующие действия по закрытию лагерей террористов и предотвращению проникновения их на индийские территории Кашмира. Этого может быть и недостаточно для бесповоротного разрыва с ведущими джихад боевиками, которые являются главными действующими лицами полувековой кампании по завоеванию всего Кашмира. Однако это может убедить Индию отвести свои войска от границы и начать переговоры. С другой стороны, если Индия начнет боевые действия, то террористы могут массово направиться Пакистаном в Индию. Споры по поводу Кашмира были причинами трех из двух предыдущих войн между Пакистаном и Индией.

По словам одного военного аналитика, для Индии задачи войны могут заключаться в том, чтобы увеличить для Пакистана цену поддержки проникающего через границы терроризма. Возможным средством достижения этого может быть прямая атака причин проблемы: лагерей на контролируемых Пакистаном территориях Кашмира, в которых скрываются боевики, проникающие через горы - не без помощи пакистанской армии - на территорию Индии. Это может быть осуществлено в виде быстрых ударов, наносимых либо с воздуха, либо группами спецназа.

Риски велики. Один из них заключается в том, что налеты на лагеря террористов, располагающиеся неподалеку от населенных пунктов, могут закончиться смертями множества мирных граждан. Также могут быть сбиты самолеты. Еще больший риск состоит в том, что воюющие стороны могут вынести конфликт за пределы Кашмира. Пакистанские военоначальники считают, что в данном случае у них есть преимущество. Они могут наносить воздушные удары или захватывать любые территории на индийской стороне вдоль "контрольной линии". Не добившись успеха в точечных наступательных ударах, Индия будет вынуждена открыть новый фронт вдоль международной границы. На этом фронте Индия может рассчитывать на нанесение поражения Пакистану. Пакистан, в свою очередь, может провести контрнаступление в ключевом индийском штате, например, Пенджабе, в надежде вызвать международное вмешательство для прекращения войны.

В отчаянии, Пакистан может прибегнуть к ядерному оружию. Г-н Сингх 28 мая вновь заявил о позиции Индии, заключающейся в том, что она не будет применять первой применять ядерное оружие в ходе конфликта. Пакистан такого обещания не давал.

ИноСМИ.Ru: "Салман Рушди: Самое опасное место в мире ("The New York Times", США)" http://www.inosmi.ru/2002/05/30/1022759084.html

ИноСМИ.Ru: "Опасная игра Первеза Мушаррафа ("El Pais", Испания)" http://www.inosmi.ru/2002/05/28/1022607330.html

ИноСМИ.Ru: "Пакистан заявляет, что не будет жертвовать своей честью, чтобы избежать войны ("The Financial Times", Великобритания)" http://www.inosmi.ru/headlines/2002/05/28/1022581749.html

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.