На зеленых полях Японии и Кореи Францию представляют 23 игрока и те, кто их сопровождает. В течение целого месяца эти люди будут жить вместе, в своеобразном промискуитете, столь редком в наше время. На поле их симбиоз становится физическим, даже телесным. Эти мужчины будут обмениваться рукопожатиями, будут обнимать и целовать друг друга, устраивать кучу малу; будут обмениваться поцелуями или шлепками по ягодицам, чтобы выразить свое единство.

Представьте себе один из этих жестов в любом другом контексте, и он сразу же обретет вполне определенное значение и чрезвычайную двусмысленность. Но когда речь идет о нашей национальной команде в игре, ее действия автоматически теряют сексуальную окрашенность. Да и как же иначе, ведь нация единодушна в том, что все 11 игроков, выходящих на поле - гетеросексуалы, и это почти религиозная истина. Короче говоря, «педиков» в сборной Франции нет.

На моей памяти болельщика и журналиста ни один из игроков сборной, да и никто из французских футболистов-профессионалов, никогда не признавался в своей гомосексуальности. Эта команда стала в минуты славы подлинным лицом Франции - страны гордой, щедрой, многонациональной, чей флаг, в самом деле, оказался трехцветным - «черным, белым и «смуглым»». Эта команда никогда не делала публичных признаний в том, что в ее рядах затесался гомосексуалист.

Однако мне кажется странным предположение, что ни один гей во Франции не занимается профессионально футболом - единственным спортом, который разрушает все политические, социальные и религиозные барьеры. Наше общество давно признало, что футбол стал алтарем жестокой мужественности, где мужчины утоляют свои самые дикие инстинкты, в своем поведении уподобляясь животным. И общество готово закрыть глаза на гомофобию, явную или скрытую, - со стороны игроков, болельщиков или даже комментаторов.

Гомофобия, царящая в этой среде, столь сильна, что гомосексуалисты предпочитают скрывать свои сексуальные предпочтения, чтобы не вызвать гнев тиффози и не рисковать карьерой.

В 1999 году британский министр спорта, Тони Бэнкс (Tony Banks) попытался (но тщетно) победить гомофобию, призвав футболистов-геев публично «исповедаться», после чего защитник «Челси» Грэм Ле Со (Graeme LeSaux) ударил Робби Фаулера (Robbie Fowler), который тогда играл за «Ливерпуль», за то что тот на поле назвал его «гомосексуалистом». Лишь Джастин Фашану (Justin Fashanu), который с 21 одного года играл за английскую сборную в 80-е годы, сделал некогда такое признание, но его путь в футболе был тернистым. Он был отстранен от игр и тренировок в «Ноттингем Форрест» и затем был продан, когда тренер узнал о его «пороке». Фашану покончил с собой в 1999 году.

Кубок мира - это праздник свободы, равенства и братства, а также уважения к другому. Мне кажется, что пришло время поднять тему гомофобии во Франции и в других странах. Следует задуматься о той роли, которую ненависть к гомосексуалистам играет в современном футболе. Необходимо исследовать некоторые тайные стороны мужской натуры и культуру исключения, на которой основан этот спорт.

А пока наша страна продолжает убаюкивать себя словами и говорящими образами: вот сборная Франция, которая в поте лица трудится во славу нации, в то время как партнеры футболистов - конечно, женщины, ждут их. И пока нам, убаюканным ласковым пением, можно уснуть со спокойной душой!

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.