За прошедший год российский президент Владимир Путин в своей войне против Республики Чечня выиграл две важные тактические битвы. Хотя российские военные не стали ближе к тому, чтобы выиграть эту войну, чем были осенью 1999 года, когда г-н Путин ее начал, г-н Путин преуспел в том, чтобы задавить почти все критические дискуссии по этому конфликту в российских средствах массовой информации (СМИ). И, хотя коррумпированные и недисциплинированные российские солдаты продолжают совершать военные преступления и грубо нарушать права человека по отношению к чеченским гражданским лицам, европейские правительства и администрация Буша-младшего (George W. Bush) в основном оставили серьезные попытки привлечь Россию за это к ответственности. Разумеется, эти путинские успехи относительны; перед г-ном Путиным все так же стоит проблема, как закончить этот конфликт, который невозможно выиграть. Но улучшившийся политический климат позволил российскому президенту задуматься над еще более репрессивными шагами, мерами, от которых его войска шарахались, когда за Чечней наблюдали более пристально.

Самая последняя и наиболее амбициозная из этих мер осуществляется в граничащей с Чечней Республике Ингушетия, где живут до 200000 чеченцев, в том числе около 50000 - в лагерях для беженцев. Россия уже давно хочет заставить чеченцев вернуться домой, что обернулось бы для них угрозой вновь оказаться под жестокими "зачистками" его военных и помогло бы г-ну Путину доказывать, что республика возвращается к нормальной жизни. Опасаясь российских злоупотреблений, а в большинстве своем не имея также и домов, куда бы можно было вернуться, ибо чеченские города и поселки разрушены, беженцы до сего времени отказывались уступить этому требованию. Но в апреле ситуация начала меняться, когда бывший генерал из путинской Федеральной службы безопасности (ФСБ), которая является преемницей советского Комитета государственной безопасности (КГБ), был объявлен победителем на президентских выборах в Ингушетии, в то время, как российские журналисты и другие наблюдатели с достаточным основанием заявляют о подделке результатов выборов. Почти сразу же новый президент пригласил передислоцироваться в республику, поближе к лагерям для беженцев, части российской армии и встретился с г-ном Путиным, чтобы обсудить вопрос об отправке беженцев домой. На прошлой неделе он подписал с главой промосковской чеченской администрации соглашение, которое предусматривает возвращение беженцев и закрытие их лагерей к концу сентября. Группы правозащитников считают, что те, кто не захочет добровольно переселиться, станут объектами нападок российских войск. Уже поступали сообщения о ночных рейдах на лагеря для беженцев, которые устраивают люди в масках и камуфляже.

Собственный кремлевский контролер за соблюдением прав человека Олег Миронов предсказывает, что случится, если будет претворен в жизнь последний план г-на Путина: одно из самых больших несчастий по части прав человека в недавней российской истории. Но пока не ясно, будет ли значительное противодействие этой операции как внутри страны, так и за рубежом. Управление по делам беженцев Организации Объединенных Наций (ООН), на сотрудничество которого Россия рассчитывает, пока не определилось с позицией по данному вопросу, хотя оно следует политике неприятия всяких силой навязываемых беженцам перемещений. Ему следовало бы выступить против нынешнего плана - как и западным правительствам, ставшим новыми партнерами России по Организации Североатлантического договора (НАТО), на молчание которых делает ставку г-н Путин.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.