Когда Госсекретарь США Колин Пауэлл (Colin Powell) подводил итоги впечатляющего прорыва в отношениях между Россией и ее врагами времен Холодной войны, он упомянул и о войне в Чечне. Он отметил, что Россия, вне всякого сомнения, "борется с террористами" в республике, но отметил, что действия российских войск "должны соответствовать высоким стандартам соблюдения прав человека, которые можно ожидать от цивилизованной страны".

Его первое утверждение возможно формально и соответствует действительности, в том смысле, что чеченцы, борющиеся за отделение от России, используют террористические методы, хотя личность организаторов крупнейших терактов против российских граждан остается невыясненной. Также верно, что некоторые из чеченских боевиков, возможно их меньшинство, поддерживают преступные связи с миром международного исламисткого терроризма. Но второе утверждение Пауэлла может быть воспринято только как неудачная шутка жителями таких чеченских деревень, как Мескер-Юрт, где российские войска проводили более длительную чем обычно "зачистку" в то самое время, как говорил Пауэлл.

Организации по защите прав человека собрали последовательные и хорошо задокументированные описания того, что действительно происходит, когда вооруженные до зубов русские окружают и занимают чеченские поселения, перекрыв все входы и выходы. Мужчин забирают, почти без разбора, для допросов, а затем избивают, а в некоторых случаях уродуют или убивают. Женщинам грозят изнасилования, если их семьи не могут выкупить их у мучителей. Если в селении есть закоренелые исламисты, то они нередко при помощи денег и связей ускользают от русских солдат и, как во всех партизанских войнах, вину за это возлагают на беззащитных мирных жителей. Каждый раз, когда происходят новые "зачистки", неприятие любых форм российской власти, которое ощущают большинство чеченцев, только усиливается. В последние несколько дней поступили сообщения о недавних зверствах в Мескер-Юрте. Учитывая, что российские командиры неоднократно нарушали обещания сдерживать своих людей, есть основание опасаться худшего.

Если и есть намек на хорошие новости из Чечни, то он заключается в том, что поддерживаемая Россией местная администрация, возглавляемая относительно "лояльными" чеченцами, открыто признает, что войска ведут себя ужасающе, своими грубыми проявлениями силы саботируя любые попытки Кремля достичь консенсуса. Наиболее умные советники президента Владимира Путина говорят о необходимости вывода большей части российских войск из Чечни, предоставив обеспечение безопасности в республике местной милиции. Но есть указания на то, что представители министерства обороны и министерства внутренних дел выступают против этой инициативы. Есть сильное подозрение, что ими движет финансовый интерес. Война на Кавказе предоставляет стремящимся к наживе солдатам многочисленные возможности обогатиться на торговли нефтью и наркотиками, не говоря уже о прямом грабеже местных жителей, вынужденных платить деньги, чтобы сохранить свободу своим близким.

Западная общественность, включая и тех, кто приветствует недавнее потепление отношений между Россией и США, ничего не потеряет, а только приобретет моральный авторитет, если более решительно выступит против контрпродуктивных и преступных действий российской армии. Три года войны оставили Чечню в руинах и обескровленной, но даже на этих руинах можно заложить фундамент примирения, которое бы позволило чеченцам забыть на время о независимости, хотя и сохранив за собой право мечтать о ней в отдаленной перспективе, и избавиться от унижений.

Призыв Пауэлла соблюдать "цивилизованные стандарты" в Чечне, несмотря на его некоторую утопичность, это хорошее начало. Но, как любила говаривать его предшественница, Мадлен Олбрайт (Madeleine Albright), Пауэллу не следует бояться "говорить, как есть" если эти стандарты будут продолжать также вопиюще игнорировать.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.