Ранним утром на огромном Курском вокзале-базаре, среди азиатов-продавцов специй и угрюмых людей, которые некогда были советскими гражданами и которых экономические реформы Бориса Ельцина превратили в бомжей, можно встретить даже улыбающееся лицо. Именно на эту огромную железнодорожную станцию Москвы приходят провожать солдат в Чечню их родственники. Сейчас, впервые за все эти годы, их настроение становится более оптимистичным.

«Даже президент Буш сказал, что Россия и Соединенные Штаты должны работать вместе, чтобы покончить с этой мерзкой войной», - говорит Людмила, крепкая пятидесятилетняя женщина с огненно-рыжими волосами, которая только что посадила в поезд своего сына, сержанта Валерия Леонидова. На самом деле, матери, отцы и невесты 80 тысяч отправленных на кровопролитную войну солдат - это, наверное, единственная категория людей, с подлинным энтузиазмом воспринявших последнее международное представление, в котором Россия играла главную роль. Большинство жителей бывшей империи зла, как кажется, радуется сообщениям радио Маяк, одного из самых популярных в России, которое интерпретирует расширение НАТО как операцию, призванную ослабить Альянс и сделать его практически ничего не значащим. Они же утешаются многочисленными круглыми столами в прямом эфире телекомпаний, где специалисты торопятся уверить, что соглашения с Западом выгодны практически лишь одной России.

Поворот Путина, начатый самым значительным договором о сокращении ядерного оружия из тех, которые до сих пор подписывались, продолжился расширением НАТО в Пратика ди Маре и имеет слишком большой размах, чтобы народ мог сразу же принять его. И, наверное, имеет смысл прислушаться к словам "New York Times", задающейся вопросом, как же может страна, за плечами у которой деспотизм и бесконечные амбиции, убежденность в том, что она является носительницей особой судьбы, которая делает Россию непохожей на все другие державы, - как же может она спокойно согласиться стать нормальной нацией? Ведь если в России и можно найти тех, кто готов окунуться в неизвестное пока море сотрудничества с бывшим врагом, то искать их нужно в мире экономики. И в первых рядах можно увидеть скромных и даже таинственных олигархов, которые заняли место шумных миллиардеров в стиле Березовского, то есть нефтяников. Естественно, не является секретом то, что за интересом американцев и европейцев к альянсу с Путиным стоит нефть и другие огромные энергетические ресурсы России. «Мы прекрасно знаем, что не только ядерный арсенал сделал нас такими влиятельными. После ближневосточного кризиса американцы и европейцы пустились на поиск новых партнеров взамен Саудовской Аравии, и их очень привлекают наши нефтяные скважины и газовые месторождения», - говорит Виталий Третьяков, один из блестящих российских журналистов. На протяжении долгого времени он был главным редактором газеты Березовского, но был уволен после публикации хроники вымышленной встречи между своим хозяином и Путиным, где Путин хоть и предстал автократом, но зато Березовскому досталась роль гангстера. Восседая в своем нынешнем кресле главного редактора журнала нефтяников «Энергия», Третьяков анализирует различные экономические документы, сопровождающие военные соглашения, и все больше и больше убеждается в том, что именно нефть станет тем ключом, с помощью которого Москве удастся отвоевать былое влияние на мировое сообщество.

Его статья, неслучайно названная «Новый энергетический диалог», касается «хозяев» нефти, начиная с Михаила Ходорковского, бывшего руководителя коммунистической молодежи, неожиданно ставшего банкиром, которому во времена Ельцина удалось по бросовым ценам приобрести акции Юкоса, второй нефтяной компании страны. Так он стал самым богатым в России человеком, по статистике журнала "Forbes". Теперь Ходорковский делает все для того, чтобы в будущем его страна, которая сегодня добывает только 9% мировой нефти, подняла квоту до 15 или даже 20 процентов. А дорогу эту открыл Путин, когда, сразу же после 11 сентября, заявил, что Россия готова поставлять столько нефти, сколько необходимо в случае конфликтов на Ближнем Востоке.

«Россия перестала быть парией, как последние несколько лет, когда крупные западные компании не доверяли нам, в частности, в связи, с нестабильной политической обстановкой и с недостаточной прозрачностью финансовых потоков нефтяных групп», - говорит Стив Аллен, специалист по нефтяным вопросам. Теперь, благодаря доверию Запада, даже такие покрытые мраком колоссы, как Лукойл, управляемый Вагитом Алекперовым и прозванный финансовыми аналитиками «черным ящиком», дает обещания стать ящиком из стекла. Пришли первые отклики и от таких инвесторов, как British Petroleum, компании, делающей вложения в российскую Сиданко, и Shell, работающей с Газпромом, газовым колоссом, управляемым сегодня доверенным лицом Путина. Разрабатываются и проекты больших нефтепроводов, например, из Баку в Турцию, в строительство которого вложит средства и Лукойл. Есть даже авантюрная идея о строительстве нефтепровода прямо в Америку, через Тихий океан.

По мнению немногих интеллектуалов старой гвардии, которые не испугались сближения с Западом, поворот Путина напоминает матрешку, из которой могут быть извлечены еще многие элементы. Например, предприниматели и коммерсанты, которые начинают появляться и в России, возлагают большие надежды на вступление во Всемирную Торговую Организацию, которое должно увенчать все последние соглашения. Многие надеются и на упорядочивание банковской системы, которая до сих пор оставалась черной дырой во всех реформах. Но есть и другие матрешки, готовые появиться на свет. Если на Западе сокращение арсеналов рассматривается, в первую очередь, как избавление от ядерной угрозы, то российский истэблишмент думает о тех миллиардах рублей, которые не придется больше тратить на содержание этого оружия. И вот уже разрабатываются проекты обновления ветхих российских гражданских структур, которые, в свою очередь, будут приносить доход и западным предприятиям. Есть кое-что и для Италии. Хотя информация эта носила конфиденциальный характер, но стало известно, что после последней встречи с Берлускони, российский премьер отправил своим министрам директиву, в которой речь шла о привилегированном статусе экономических отношений с Италией. Кроме того, можно вспомнить и о ремонте аэропорта Шереметьево, и о сотрудничестве с Газпромом.

Даже российские генералы заинтересованы в миллиардах, освободившихся в результате разоружения. А ведь они являются категорией людей, наиболее враждебно относящейся к прозападной политике Путина, вплоть до того, что несколько дней назад глава генштаба Анатолий Квашнин даже отказался присутствовать на церемонии инаугурации союза НАТО и России. Авторитетные генералы присоединились к мнению министра обороны Сергея Иванова, согласно которому бывшая Красная Армия должна воспользоваться плодами этой оттепели. Ведь уже на протяжении многих лет состояние вооруженных сил ужасает. К погибшим во время войны в Чечне (по меньшей мере, три тысячи человек за последние два года) добавляется не меньшее число умерших в результате несчастных случаев и самоубийств. Пока же Иванов тщетно пытается ускорить решение вопроса о профессиональной армии, что решило бы многие проблемы. Ведь и сегодня мы все еще имеем дело с Красной Армией старого образца, с тремя с половиной миллионами человек под командованием трех тысяч генералов и 100 тысяч полковников. «За исключением некоторых специальных подразделений, все они плохо экипированы и плохо вооружены», - считает специалист по военным вопросам Павел Фельгенгауэр. Модернизировать оружие и провести структурные реформы - вот мечта наиболее прогрессивных военачальников. Ведь только восстановление войска советского типа, по их мнению, лучшего, поможет им смириться с потерей статуса сверхдержавы.