Редко над Москвой повеет свежим ветром. И если сейчас министр иностранных дел Игорь Иванов, взяв умеренный тон, несколько смягчает позицию Москвы по проблеме Калининградской области, то это вызывает удивление. Ни в каком другом министерстве не ощущается столь очевидная слабость перед Кремлем, как в дипломатическом ведомстве.

Аппаратчики, отвечающие за международные отношения и находящиеся, в общем и целом, в зависимости от телефонограмм и письменных распоряжений, поступающих из окружения всемогущего президента страны, с явной гордостью отреагировали на дату 12 июля - 200-ю годовщину российской дипломатии. Своих дипломатов удостоил все же вниманием даже Владимир Путин.

По-современному, гибко и успешно, прежде всего, в экономической области должны действовать чиновники от внешней политики в будущем. Как это произойдет, остается загадкой. В первую очередь, в свете общественной дискуссии, которую развернул еженедельник «Московские новости». Она продолжается до сих пор.

Начиная с 1992 года, российская дипломатия плетется в хвосте изменений, происходящих в мире. Встает, например, вопрос, а в состоянии ли вообще Министерство иностранных дел строить правильные отношения с государствами, которые поддерживают террористов. Вместо того, чтобы делать практические выводы из предостережений коллег из Европейского союза по поводу будущей судьбы калининградского эксклава, там охотнее занимаются теоретизированием относительно стратегического треугольника Москва-Дели-Пекин.

Институт международной политики и экономики отреагировал на статью, как и все читатели, приведя массу других примеров: вся страна «вдоль Трансиба была поставлена на голову», когда летом 2001 года московское внешнеполитическое ведомство оказало «неслыханные почести» руководителю Северной Кореи Ким Чен Иру. Невзирая на пустую казну его диктаторского государства, в стихах и красках расписывались будущие гигантские сделки с Пхеньяном.

Один читатель делится своим личным опытом: «Российские посольства и консульства продолжают традиции советских времен». До сих пор с любым соотечественником, нуждающимся в помощи, обращаются, «как с потенциальным шпионом и предателем родины». Одновременно он фактически подвергается шантажу. Тот, кто переезжает из России в США, платит 500 долларов США за регистрацию в кремлевском представительстве.

«Дипломаты пьют уже или с утра пораньше или они пьяны со вчерашнего дня». Посетители лишь с большим трудом удерживаются от грязных проклятий. «Создается впечатление, что они саботируют внешнюю политику Путина». Один читатель, который скрывается под вымышленным именем Ивана Иванова, пишет: «Наши дипломаты не могут и не хотят осмыслить свое действительное положение в изменившемся мире. Многие из них являются детьми представителей советской номенклатуры».

Безжалостен к своей гильдии и один чиновник, который причисляет себя к дипломатическому корпусу в Москве, насчитывающему 1 500 человек, или к не менее многочисленному отряду за рубежом. О дипломатической службе он рассказывает, разумеется, анонимно. Обычный дипломат получает за свою деятельность в небоскребе на Смоленской площади в пересчете 120 евро в месяц. Более высокая зарплата на должностях в посольствах служит в качестве резерва на время после возвращения на родину. По этой причине существует постоянная проблема с молодым пополнением. Средний возраст составляет от 45 до 55 лет.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.