Москва, 11 сентября 2002 года. После почти целого года отличных отношений с Соединенными Штатами Россия этим летом подняла в Вашингтоне красные флажки, когда пошла на сближение с Ираком, Ираном и Северной Кореей, странами, которые президент США Джордж Буш-младший (George W. Bush) именует "осью зла".

Некоторым показалось, что Владимир Путин катится назад, к конфронтации времен "холодной войны". Но российский президент не отклоняется от прозападного курса, взятого им после 11 сентября прошлого года; он просто добивается своей самой важной внешнеполитической цели: делать деньги.

С целью обеспечения восстановления экономики своей страны г-н Путин преследует деловые интересы во всех уголках земного шара, даже в тех, которые Вашингтону не нравятся. Но, делая это, он старается избежать разрыва с Соединенными Штатами, чей экономический вес будет играть критическую роль в определении того, будет ли Россия процветать в мировой экономике.

Г-н Путин этим летом вызвал в Москву сотни российских послов, чтобы довести до них свои новые правила дипломатической игры, и призвал их уделить первоочередное внимание экономике и поискам повсюду партнеров, которые способны "дать России реальную отдачу". Вскоре после этого Москва заявила, что надеется выиграть новые контракты на строительство реакторов для атомных электростанций (АЭС) в Иране. Позднее г-н Путин дал во Владивостоке обед в честь северокорейского лидера Ким Чен Ира (Kim Jong Il), на котором они обсуждали проект стыковки железнодорожных сетей своих стран для перевозки грузов из Азии в Европу. Россия и Ирак тем временем заявили, что работают над торговым соглашением на ближайшие 5 лет.

Кое-кто в Вашингтоне был возмущен, в том числе министр обороны США Дональд Рамсфелд (Donald Rumsfeld), который призвал Россию прекратить "выставлять напоказ" ее отношения с "террористическими государствами".

Однако посол США в Москве Александр Вершбоу (Alexander Vershbow) назвал "безосновательными" спекуляции в средствах массовой информации (СМИ), что г-н Путин отходит от прозападного в общем и целом курса. Любые недавние расхождения между Москвой и Вашингтоном, заявил он в интервью, "не могут заслонить тенденции к сотрудничеству в наших отношениях, которая безусловно является примечательной, особенно после 11 сентября".

Во времена "холодной войны" Россия культивировала связи с врагами Америки в рамках большой стратегии конфронтации. Однако при г-не Путине руководящей и направляющей силой является экономика. Соединенные Штаты и Европейский Союз (ЕС) как крупнейшие российские торговые партнеры и инвесторы куда важнее для будущего экономического благополучия России, чем Ирак, Иран или Северная Корея, и как таковые скорее всего останутся в главном фокусе российской внешней политики.

Это означает, говорят аналитики, что Москва, публично осуждая любую военную акцию США против Ирака, своего союзника советской эпохи, едва ли воспользуется своим правом вето в Совете Безопасности (СБ) Организации Объединенных Наций (ООН), чтобы помешать любому нападению на Ирак. Вместо этого главным предметом озабоченности Москвы является обеспечение гарантий того, что, кто бы ни пришел к власти в Ираке, вернул ей долг в сумме 8 млрд. долл. США за оружие, поставленное Ираку в советские времена, и уважал контракты российских компаний на разработку иракской нефти.

Энтифад Куанбар (Entifadh Qanbar), глава вашингтонского офиса одной иракской оппозиционной группировки, добивающейся свержения Саддама Хусейна (Saddam Hussein), говорит, что именно об этом, по сути, говорил ему один российский дипломат на встрече в прошлом месяце. По словам г-на Куанбара, это был первый за все время случай, когда российское официальное лицо попросило о встрече с представителем его организации - Иракского национального конгресса (Iraqi National Congress). "Он хотел сообщить, что соглашения России с Ираком основаны на исторических и экономических связях, а не на личных отношениях с Саддамом", - сказал в телефонном интервью г-на Куанбар, добавив при этом, что российский дипломат подчеркнул большой внешний долг России и ее нужду в получении долгов со стран, подобных Ираку. "Политика России определяется экономикой", якобы сказал г-ну Куанбару российский дипломат. Министерство иностранных дел России подтверждает контакты с иракской оппозицией, но отказывается их комментировать.

Иракское посольство в Москве в прошлом месяце объявило о готовящейся торговой сделке с Россией на сумму 40 млрд. долл. США, что может свидетельствовать об обеспокоенности Багдада в отношении российской поддержки режима Хусейна. Некоторые российские официальные лица усмотрели в этом шаге попытку вбить клин между Россией и Соединенными Штатами в вопросе об Ираке. "Это была хорошо проведенная (пиаровская) кампания иракского посольства в Москве и иракского правительства", - сказал председатель комитета по международным отношениям верхней палаты парламента Михаил Маргелов. Он назвал торговое соглашение "скучным бюрократическим документом", в котором изложена основа для экономического сотрудничества, но не упоминаются никакие конкретные цифры. Официальные лица США согласны с тем, что это объявление - не более чем иракский рекламный трюк. Российские официальные лица заявляют, что это соглашение готовится уже многие годы, но отказываются предоставить копию документа.

Сотрудничество России с Ираном в ядерной области давно уже является серьезным раздражителем в отношениях Москвы с Вашингтоном. Этим летом ссора вспыхнула с новой силой, когда Россия заявила, что надеется построить в Иране пять новых АЭС - работа, которая может принести ей до5 млрд. долл. США. Но, когда Вашингтон высказал недовольство, Москва пошла на попятный, заявив, что всего лишь изучает возможность подобных соглашений. Этот откат показывает, что г-н Путин не желает рисковать разрывом с Соединенными Штатами только лишь ради того, чтобы заработать деньги в Иране.

А тем временем Соединенные Штаты также проявляют определенную готовность смягчить свою жесткую линию противодействия любому участию России в становлении атомной энергетики Ирана. Вашингтон без шума отказался от своего требования, чтобы Москва прекратила строительство АЭС в районе города Бушер (Bushehr) - проект, начатый в 1996 году и сегодня завершенный на 60%. Эта стоящая 1 млрд. долл. США сделка обеспечивает работой более 500 российских специалистов по атомной энергетике и несколько крупных заводов в промышленном сердце России. Официальные лица США заявляют, что Россия обещала усилить меры безопасности на строительстве АЭС, чтобы предотвратить попадание ядерных технологий в ненадлежащие руки.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.