- На проблему Калининграда сейчас обращают много внимания в связи с приближающимся саммитом ЕС. На парламентской конференции Балтийского моря и на слушаниях в Госдуме РФ этот вопрос будет одним из главных. Премьер Михаил Касьянов, как и другие представители российской власти, пока отрицательно относятся к предложениям Еврокомиссии по данному вопросу. Как вы это расцениваете?

- Я расцениваю такую российскую реакцию очень положительно. Касьянов все правильно сделал, потому что от последнего заявления комиссии пахнет чуть ли не надувательством. Если бы мне надо было ехать в Калининград, я бы предпочла обычную транзитную визу тому сложному облегченному транзитному документу, который предложила комиссия.

- Слово "облегченный", я так понимаю, нужно поставить в кавычки?

- Режим комиссия назвала облегченным. Это официальное название, но это название, разумеется, необходимо взять в кавычки, потому что предлагается более сложная процедура. Тот, кто решит поехать, должен доказывать, что ему надо часто ездить в Калининград. Это значит, его будут "просеивать" наши власти, потом литовские власти. Если бы хотя бы эти транзитные "облегченные" документы выдавались бы в уведомительном порядке, но они будут выдаваться в разрешительном порядке - еще не всем их будут давать.

- Короче говоря, если я захочу поехать, то меня после проверки могут и не пустить?

- Вы еще должны будете доказать, что вам там надо часто бывать по каким-то причинам, а потом вам могут и отказать. Так что такой режим от визы ничем не отличается. Процедура выдачи виз хотя бы уже отработана, а это только все запутает и усложнит. Я как раз очень боялась, что, не дай Бог, Россия на это согласится. Вообще в результате всех этих переговоров процедура выдачи виз, которая существовала там худо-бедно, может усложниться и запутаться, и мы только от этого проиграем. Во-вторых, насколько я поняла из текста сообщения комиссии, появление вот этого облегченного документа напрямую увязывалось с требованием к нам подписать соглашение о реадмиссии, что для нас безумно невыгодно.

- Они всегда этого хотели.

- Да. Но теперь они усилили это требование.

- Но нам же нужно прежде подписать такие соглашения с другими странами СНГ?

- Именно так. Я сейчас собираюсь в Ригу на конференцию по нелегальной миграции и хочу поставить там этот вопрос. Кстати, он ставился на самом деле раньше - на саммите в 1999 году. Там говорилось о том, что уж если подписывать соглашение о реадмиссии, то не двустороннее. Должна быть система соглашений между странами, откуда идет эта нелегальная миграция, странами транзита и теми странами, куда эта миграция проникает. Иными словами, - подписывают все участники процесса, тогда об этом можно разговаривать.

- А вопрос этот исследован в принципе? Есть статистические данные о том, из каких стран того же СНГ или более южных стран эти мигранты следуют, какими путями и куда?

- На сайте Международной организации миграции я вчера как раз видела то, о чем вы спрашиваете. Очень много мигрантов, например, из северного Казахстана. Через российскую территорию нелегальные мигранты попадают, конечно, в балтийские государства, но не в таком масштабе, как, например, через Белоруссию и Украину. То есть они пробираются через Казахстан, потом через Россию, потом через Белоруссию и Украину, через Польшу и туда. И кто будет отвечать за их проникновение? Украина, Белоруссия, Россия, Казахстан?

- Поляки говорят, что через их границу в Калининград и обратно едет всего один процент транзитников. Основная масса будет двигаться через Литву. Но проблема мигрантов для Польши тоже серьезна?

- Это не то же самое. Через Польшу будут двигаться, но сначала через Белоруссию, это все равно не через Россию. Через нас все равно незначительное число, но через Белоруссию - это все равно, что через Россию, потому что совсем границы нет. А для Польши Калининград вообще очень маленькая проблема. У них проблема границы с Украиной. Кстати, там точно такие же возражения со стороны украинского правительства, как и со стороны нашего. Тоже жесткий визовый режим и масса всяких проблем.

Так что Касьянов совершенно правильно поступил, отвергнув эти предложения. Единственно, что хорошего случилось с появлением предложений комиссии, это то, что перестали говорить о бойкоте саммита.

- То есть саммит все-таки в ноябре будет? А будет на нем что обсуждать? Не затормозит ли процесс Евросоюз?

- Вот тут я должна сказать, что ЕС вряд ли откажется от своей жесткой позиции. Я буквально вчера получила сообщение с анализом наших предложений экспертами ЕС. И я думаю, что никаких исключений, никаких решений о разрешении безвизового проезда принято не будет.

- Получается, что инициативу Путина о безвизовом режиме ЕС все-таки проигнорировал?

- Нет, я бы не сказала, что они проигнорировали. Они тоже в очень сложном сейчас положении, они сами сейчас очень много пишут о том, что углубляется после 11 сентября противоречия между их внешней и внутренней политикой. Вот этот баланс в стремлении обеспечить защиту внутри ЕС и дружить с соседями все больше и больше склоняется в сторону обеспечения внутренней безопасности, ограждения от угроз, но при этом все больше и больше жертвуют добрососедскими отношениями. Поэтому проигнорировать они совсем не могли, они пытались найти лингвистическое решение проблемы. Они и хотели бы пойти навстречу, но пока решили вот так, прекрасно понимая, что нас это не устроит. Но России, как сказал справедливо Дмитрий Рогозин, нужно и дальше настаивать на наших позициях по проблеме Калининграда.

- То, что Литва денонсировала наше двустороннее соглашение о перемещениях граждан, это тоже следствие расширения ЕС?

- Это совершенно нормально. Это является условием переговорного процесса, когда в соответствии с протоколом по шенгенским правилам, который был принят в 1997 году (статья 8), страны-кандидаты в ЕС принимают шенгенское законодательство полностью безо всяких исключений. Это значит, что они фактически в процессе переговоров о вступлении отказываются от всех действующих соглашений со своими восточными соседями о безвизовом режиме.

- Российский МИД справедливо отреагировал на это решение негативно?

- Да, на Литву сейчас очень много всяких сыплется шишек, но Литва в таком положении, что ей надо выбирать.

- Литве приходится жертвовать отношениями с соседями?

- Конечно. А что они могут сделать? Они могут настаивать на сохранении безвизового режима с нами, но это значит тогда, что в ЕС их, может быть, и пустят, а в "шенген" никогда, и они будут отрезаны. Было бы наивно полагать, что они склонятся в нашу сторону. Мне кажется, что МИД это прекрасно знает.

Еще я хотела сказать, чтобы меня не упрекнули в отсутствии гражданской позиции. Я прекрасно понимаю, что мы вряд ли добьемся своих требования безвизового проезда, но при всем том, я считаю, что настаивать на этой позиции необходимо, чтобы хотя бы заявлять о том, что нам причиняют ущерб и что мы с этим не согласны.

- А нельзя ли было, например, потребовать, как мне говорили в Думе, компенсации ущерба?

- ЕС как раз, по-моему, не против. Они деньги-то готовы вкладывать. Нужно, конечно, подумать о какой-то компенсации, потому что биться головой и требовать безвизового проезда абсолютно бессмысленно. Их население не поддержит, поэтому они от своих правил ни за что не отойдут. Это объясняется тем, что существует концепция единого рынка без внутренних границ, но с очень жесткой внешней границей.

- Хорошо, но вот есть 40 стран, которые не члены ЕС, но имеют безвизовый режим с ЕС. А нельзя ли нам взяться за это, подписать соглашения о реадмиссии со всеми странами СНГ и включится в этот список?

- Я считаю, что это просто необходимо сделать. Вообще разбираться и сотрудничать с ними по вопросу нелегальной миграции и организованной преступности надо обязательно. Вот в этом смысле даже хорошо, что эта проблема появилась. Но разрешение нам безвизового проезда, включением нас в этот список связано не только с соглашениями. Нам же выставят еще массу условий. Мы должны будем уменьшить показатели коррупции, преступности и так далее.

- Но в Малайзии тоже не малая коррупция и преступность, а она в списке?

- Малайзия не граничит с ЕС. Если бы Малайзия граничила с ЕС, ее бы близко в этом списке не было. Начинают говорить, а чем мы хуже Гондураса? Но Гондурас находится, Бог знает где. Если б он был на границе с ЕС, так там бы вообще колючей проволокой все оцепили. А что касается Швейцарии, Исландии или Норвегии, то эти страны ЕС как угрозу не воспринимает.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.