7 октября 2002 года. Стремясь притормозить кампанию администрации Буша-младшего (George W. Bush) против Саддама Хусейна (Saddam Hussein), Россия в то же время вот уже много недель ведет кампанию обвинений и устрашения против соседней Грузии, где укрылись некоторые чеченские боевики. Это уже не первый случай, когда российский президент Владимир Путин негодующе обрушивается на своего грузинского коллегу Эдуарда Шеварднадзе. Но совершенное пародирование Россией американской политики антитерроризма не ускользнуло от внимания Вашингтона и может даже помешать российско-американскому сотрудничеству.

Накануне выступления президента Буша-младшего в Организации Объединенных Наций (ООН) по Ираку 12 сентября г-н Путин написал генеральному секретарю ООН Кофи Аннану (Kofi Annan) письмо, в котором обвинил Грузию в пассивности по отношению к чеченским боевикам на своей территории, утверждая, что эта пассивность является нарушением резолюций Совета Безопасности (СБ) ООН. Следовательно, Россия может начать действовать в одностороннем порядке.

Начальник Генерального штаба Вооруженных Сил России настаивал, что г-н Шеварднадзе "ничем не отличается" от талибского муллы Омара (Omar). Министр обороны России объявил, что для нападения на Грузию не нужно никакого голосования в ООН. Одна российская газета опубликовала план оккупации всей Грузии - и тем самым попытки "продиктовать условия" ее будущего существования как государства. Заголовок статьи был таким "Упреждающий удар в стиле Москвы".

Г-н Шеварднадзе продемонстрировал, что может использовать нападки Москвы против нее же. Вторя дебатам в ООН по Ираку, он пригласил г-на Путина направить в Грузию невооруженных инспекторов, чтобы те убедились, что грузинские войска очистили район, где, как утверждает российская сторона, нашли прибежище чеченцы.

Когда началась нынешняя антигрузинская лихорадка, многие как в Москве, так и в Вашингтоне считали ее попыткой российских военных отвлечь внимание мировой общественности от войны в Чечне. Российские опросы общественного мнения показывают, что доверие народа к тому, как осуществляется руководство войной в Чечне, снизилось до примерно 30% респондентов. Однако, как кажется, даже самая откровенная попытка представить Грузию в виде козла отпущения срабатывает. Не удивительно, в таком случае, что один из генералов, которого наказали, когда чеченские повстанцы сбили в августе военный вертолет, сказал репортерам на прошлой неделе, что чеченцы получили зенитную ракету, которая была запущена по вертолету, от - ну, да - от грузин.

Если верить московским журналистам и политикам, российские генералы опасаются кое-чего большего, чем профессиональный позор в Чечне. Продолжая войну, они тем самым также защищают получаемый на черном рынке "приварок", который они имеют, торгуя нефтью, наркотиками и даже оружием. Но перекладывание вины с больной головы на здоровую - не единственная российская цель. Националистическая агитация Москвы вытолкнула на поверхность и другие мотивы, в частности, желание несколько осадить Грузию.

Многие годы г-н Шеварднадзе заявляет, что, если российским войскам будет позволено войти в Грузию, страна окажется захлестнутой таким же насилием, как и Чечня. На что некоторые россияне отвечают: "Ну и что?" Для них, если в этом хаосе удастся свергнуть г-на Шеварднадзе, или разрушить налаживающиеся отношения Грузии с Организацией Североатлантического договора (НАТО), или помешать планам строительства трубопроводов в обход территории России - тогда что плохого в таком хаосе?

Российские официальные лица открещиваются от подобных идей, но угрозы Москвы гарантировали сильное проявление американской поддержки независимости Грузии. Президент Буш-младший поспешил отправить письмо г-ну Шеварднадзе, где похвалил его "бесценный вклад" в войну с терроризмом. Государственный секретарь США Колин Пауэлл (Colin L. Powell), подчеркивая, что не собирается поучать россиян, публично предостерег их от использования "грубой силы" против Грузии.

Официальные представители администрации США признают, что нападение России на Грузию стало бы фиаско для их дружеских отношений с г-ном Путиным. "Смена режима" в Грузии эхом отозвалась бы на всей территории бывшего Советского Союза. В России она сделала бы идею восстановления своеобразного постсоветского царства не просто ностальгической навязчивой мечтой коммунистов, но уважаемой стратегической альтернативой присоединения к Западу. В других уголках планеты правительства, которым Соединенные Штаты пытались помогать или, как в Средней Азии, которых они сами просили о помощи - получат предупреждение, что Америка не способна или не желает помогать им выстоять в противоборстве с Россией.

Несмотря на свою эмоциональную накаленность и опасные последствия, осуждение г-ном Путиным Грузии уже дало эффект. В наши дни в Вашингтоне становится дурным тоном для любого государства заявлять, что оно терпит на своей территории всего нескольких террористов и то всего какое-то время. Или что террористов у них недостаточно, чтобы повлиять на исход войны в соседнем регионе. Или что террористы вообще не стали бы проблемой, если бы соседнее государство не оплошало в своем ведении войны в первую очередь.

Однако Грузия может и достаточно убедительно выдвигает эти аргументы. Однако же, сдерживая россиян, администрация Буша-младшего очевидно пришла к заключению, что единственный способ избежать несчастья - заставить грузин самим начать решать лежащую в основе всего проблему вместо того, чтобы пытаться выиграть в споре с россиянами.

Прошлой весной, во время предыдущего раунда российских обвинений, Соединенные Штаты отреагировали тем, что объявили о крупной программе боевой подготовки грузинских военнослужащих. На этот раз реакцией стало заявление: "Действуйте вместе", ибо серьезное государство не подвергает себя опасности, разрешая боевикам использовать свою территорию. Одним из результатов этого стала операция по прочесыванию г-на Шеварднадзе. Тот факт, что сегодня в самой Чечне интенсифицировались боевые действия с участием чеченских подразделений, которым некуда уходить, возможно, является другим результатом.

Россияне нередко обвиняют Соединенные Штаты в слепоте, когда дело касается ошибок г-на Шеварднадзе, но они не правы. Американская политика в отношении Грузии уже больше не находится под влиянием того послесвечения, которое осталось от восхищения достижениями г-на Шеварднадзе в период его пребывания в должности министра иностранных дел в правительстве Михаила Горбачева. Фактически, большинство дипломатов считают режим в Грузии коррумпированным и неэффективным и давно оставили надежду на то, что при нем будут решены какие-нибудь серьезные проблемы этой страны. Они знают, что г-н Шеварднадзе пытается выжить. Они просто хотят, чтобы он делал достаточно для своего выживания.

Если нынешняя обстановка разрешится более или менее мирно - а тут есть большое "если" - то это, возможно, произойдет благодаря тому, что все стороны согласны с тем, что им менее всего нравится в политике другой стороны. Соединенные Штаты могут не обращать внимания на давление России, если оно заставит г-на Шеварднадзе сфокусироваться на том, что он должен сделать. Россияне могут не обращать внимания на американское влияние, если оно позволит добиться перемен в грузинской политике. А грузины могут не обращать внимания на то, что им говорят, что они должны принимать решения, которые им самим принять трудно.

При таком исходе россияне, которые видели возможность помешать росту американского влияния, будут разочарованы. Но кое-кто из них, возможно, предугадывал, что этим все дело и кончится. Три недели назад министра иностранных дел России Игоря Иванова спросили, не хочет ли Россия, чтобы Америка нарастила свое военное присутствие в Грузии. "Возможно", - пожал он плечами.

Стивен Сестанович является членом Совета по международным отношениям и профессором международной дипломатии в Колумбийском университете.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.