Тбилиси, Грузия, 8 октября 2002 года. Когда Вашингтон объявил, что посылает команду своих элитных солдат, чтобы помочь постсоветской Грузии вести войну с террором в заднем дворе России, Москва поступилась своей гордостью и молчаливо согласилась с этим. Но вскоре после того, как этой весной в Грузию прибыли американцы, начались неприятности. Пока молодые грузинские новобранцы усваивали уроки стрельбы и уклонения от огня противника, российские силы, все еще базирующиеся на территории Грузии, по заявлению советника грузинского президента по национальной безопасности, начали ставить во время учений радиопомехи на частотах, используемых построенными в США вертолетами.

Когда американцы отправили одного своего солдата проверить подозрительный российский военный склад на близлежащем холме, группа вооруженных россиян, как сообщил один источник, работающий на грузинской базе, захватила и допрашивала его в течение часа. Официальные власти Грузии описали эту встречу как спокойные переговоры без оружия. Представители вооруженных сил США и России заявили, что им неизвестно об этой встрече или о радиопомехах.

Американец благополучно возвратился в расположение своего подразделения. Однако эти трения показывают, что, хотя номинально США и Россия являются союзниками в новой войне с террором, многие старые распри и подозрения с трудом умирают на окраинах бывшей советской империи. Грузия, стратегически расположенная вблизи богатого нефтью Каспийского моря, является одним из немногих уголков на планете, где Соединенные Штаты и Россия все еще ведут борьбу за господство.

Эта напряженность подчеркивает также российскую обеспокоенность в отношении того, что в эпоху после 11 сентября прошлого года Америка по собственному усмотрению распространяет свою военную мощь в мире, что является для Москвы чувствительным вопросом в момент, когда она размышляет, следует ли ей воспользоваться своим правом вето в Совете Безопасности (СБ) Организации Объединенных Наций (ООН), чтобы воспротивиться американскому нападению на Ирак.

Москва и Вашингтон согласны в одном: они считают, что существует террористическая угроза в Грузии. Президент Владимир Путин утверждает, что в скалистом ущелье на севере Грузии укрываются сотни вооруженных повстанцев из мятежной российской республики Чечня, тогда как Белый дом (резиденция президента США в Вашингтоне - прим. пер.) подозревает, что там находятся террористы "Аль-Каиды".

Согласовать план нападения было куда труднее: Россия угрожала бомбардировать с воздуха лагеря повстанцев в приграничных районах Грузии, однако Соединенные Штаты выступили против таких бомбардировок и вместо этого выделили на помощь грузинским вооруженным силам 64 млн. долл., а также направили своих военных советников и инструкторов, чтобы помогать грузинской армии вести ее сражения.

Молодые грузины, бегающие по пыльным полям в американском полевом обмундировании, за которое заплатил Вашингтон, настроены беззастенчиво проамерикански. "Зеленые береты (военнослужащие войск специального назначения армии США - прим. пер.) являются лучшими военными инструкторами в мире", - хвастается Лаша Беридзе, 24-летний парень в очках с квадратными стеклами и гигантских берцовых ботинках.

Такие-то вот разговоры и заставляют Россию нервничать. Она опасается, что программа боевой подготовки приведет к постоянному военному присутствию США в Грузии, чье расположение между Каспийским морем и западными экспортными рынками делает ее ключевым полем боя в борьбе за контроль над торговлей нефтью и природным газом в этом регионе. Россия, надеющаяся монополизировать экспорт каспийской нефти и газа через свои трубопроводы, последовательно пытается подрывать стабильность Грузии.

Но Вашингтон, стремящийся ослабить российскую хватку на Каспии, потратил последние 10 лет на то, чтобы щедро помогать Грузии материально и оказывать ей политическую поддержку. В прошлом месяце эти усилия начали давать отдачу, когда официальные лица США и менеджеры нефтяной индустрии сумели начать строительство стоящего 3 млрд. долл. США трубопровода, по которому каспийская нефть потечет через Грузию к турецкому побережью, полностью в обход России.

Реакция Москвы была понятно холодной: "Мы готовы сотрудничать, но не примиримся с попытками вытеснять Россию из регионов, где мы имеем исторические интересы", - сказал министр иностранных дел России Игорь Иванов. Что безусловно еще больше обозлит Москву, американские официальные лица говорят, что некоторая часть грузинских войск, которых готовят американские инструкторы, возможно, получит задачу охранять трубопроводы, которые строятся при поддержке американцев.

Новая война с террором несколько затушевала эти традиционные линии соперничества, но не устранила их. В последний год тысячи американских военнослужащих разместились в российском подбрюшье, от Грузии до Киргизстана, чтобы помогать бороться с угрозой, которую г-н Путин называет самой большой внешней угрозой для России: с воинствующим исламом. Но Москва неоднократно подчеркивает, что рассчитывает, что Соединенные Штаты, в конечном счете, оставят ее традиционную зону влияния. "Они соглашаются на наше военное присутствие, но только до определенной степени, - говорит один высокопоставленный официальный представитель США. - Им хотелось бы, чтобы мы точно назвали дату своего ухода, но мы этого сделать не можем".

Аналитики говорят, что смелое расширение зоны американского военного присутствия заставляет г-на Путина проявлять осторожность в поддержке планов Вашингтона относительно Ирака. Москва не особенно любит Саддама Хусейна, но она совершенно не хочет давать Соединенным Штатам карт-бланш на свержение режимов, в особенности когда так много американских солдат дислоцированы буквально на границах России. На прошлой неделе заместитель министра иностранных дел России Александр Салтанов назвал автоматическое применение силы против Ирака "неприемлемым". Если Россия согласится на акцию Соединенных Штатов, г-н Путин потребует себе, как минимум, таких же прав на одностороннее вмешательство в местах, подобных Грузии, говорит один аналитик. В последние недели российский президент выстраивает свои доказательства, хитро приспосабливая высказывания о терроре г-на Буша-младшего (George W. Bush). В письме в Организацию Объединенных Наций (ООН) в прошлом месяце он обрисовал грузинского президента Эдуарда Шеварднадзе, бывшего советского министра иностранных дел, как кавказского Саддама и угрожал военными ударами, если Грузия незамедлительно не арестует и не выдаст России чеченских боевиков.

На встрече в понедельник господа Путин и Шеварднадзе несколько смягчили свои разногласия, пообещав сотрудничать в деле воспрепятствования свободным перемещениям через их общую границу чеченских боевиков. Сделав примирительный жест, г-н Шеварднадзе согласился передать группу чеченцев, задержанных на грузинской территории этим летом. Но даже во время встречи двух президентов грузинские пограничники обвиняли российские патрульные вертолеты в нарушении воздушного пространства Грузии.

Российско-грузинское противостояние поставило Соединенные Штаты в трудное положение. С одной стороны, Америка последовательно предостерегает Россию относительно нарушения суверенитета Грузии, но, с другой, она также в частном порядке оказывает давление на г-на Шеварднадзе с тем, чтобы тот арестовал повстанцев на грузинской территории. Некоторые аналитики полагают, что г-н Путин, возможно, будет откладывать свою поддержку акции в Ираке до тех пор, когда г-н Шеварднадзе уступит его просьбам. "Пока не прояснится ситуация с Грузией, я не думаю, что будет достигнут существенный прогресс в СБ ООН", - говорит Александр Пикаев, аналитик военных проблем в Центре Карнеги в Москве.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.