Познакомьтесь с одним из наиболее могущественных серых кардиналов Кремля, о котором вы, возможно, никогда не слышали: Владислав Сурков, заместитель руководителя администрации президента России Владимира Путина. В своем офисе на четвертом этаже в одном из зданий, расположенных в Кремле на Красной Площади, 38-летний г-н Сурков спокойно ведет дела с олигархами, парламентскими лидерами, региональными руководителями и пропутински настроенными политиками. Он в немалой степени причастен к важнейшим рыночным реформам г-на Путина, в частности, он имеет отношение к законопроекту, предусматривающему разделение российской электрической монополии. 9 октября этот закон был принят Государственной Думой в первом чтении.

Не без помощи г-на Суркова г-н Путин восстановил главенство Кремля как ведущего игрока российской политической сцены после десятилетия вызовов, которые бросали ему самовольные губернаторы и не признающие законов олигархи. Сурков также является хранителем и создателем публичного образа г-на Путина. У президента нет поводов жаловаться на действия своего помощника в данной сфере. Рейтинг поддержки Путина находится в районе 70-процентной отметки, и до сих пор нет еще достойного соперника, который мог бы противостоять ему в ходе избирательной кампании в 2004 году.

Г-н Сурков проделал долгий путь. Он вырос в отдаленной деревне к юго-востоку от Москвы в советские времена, затем работал токарем, и одно время возглавлял общественный театр. Как бы то ни было, ему удалось обзавестись некоторыми важными знакомствами. В начале 1980-х годов он ушел из Московского института стали и сплавов, но успел перед этим подружиться с приятелем-студентом Михаилом Фридманом, являющимся в настоящее время крупным предпринимателем, возглавляющим консорциум "Альфа-Групп".

Другой знакомый представил его Михаилу Ходорковскому, руководителю нефтяного гиганта "Юкос", являющемуся сейчас богатейшим человеком России. До прихода в Кремль в май 1999 года Сурков работал у Фридмана, а до этого у Ходорковского.

11 октября обычно держащийся в тени Сурков встретился в своем кабинете в Кремле с руководителем московского бюро журнала "Business Week" Полом Старобиным (Paul Starobin), чтобы дать интервью. Куря свои привычные сигареты, он говорил об отношениях Кремля с олигархами и губернаторами, о российской политике и многих других вещах. Предлагаем вашему вниманию некоторые выдержки из их беседы:

Вопрос: глава коммунистов недавно сказал, что интересы представителей российского большого бизнеса и интересы общества в целом полностью противоречат друг другу. Вы согласны с этим?

Ответ: Конечно, дело обстоит не так┘ Я бы не согласился с мыслью о том, что все, что хорошо для большого бизнеса, хорошо и для остальной России. Однако эта мысль верна на 80 процентов. Если цель властей заключается в том, чтобы сделать жизнь людей лучше, то мы должны определиться, какими мы располагаем инструментами для того, чтобы добиться этой цели. Поддержка большого бизнеса как раз и является одним из таких инструментов. Ведущие бизнесмены несут новую современную экономическую культуру. Их интеллектуальная значимость для России огромна. У нас есть разногласия с ними, касающиеся хода экономических реформ, но нет разногласий в плане задач и целей этих реформ.

В регионах крупный бизнес сокращает количество рабочих, чтобы повысить производительность. Это правильный подход?

Они научились увольнять людей, и они не просят правительство, чтобы оно сделало это за них. С этой точки зрения, политическая напряженность ослабляется на уровне отдельных предприятий. Это болезненный процесс, однако власти не имеют к нему отношения. Властям нужно уменьшать свой собственный штат.

Одерживает ли г-н Путин победу в своей борьбе за строительство так называемой вертикали власти, в которой руководители всех 89 регионов России видят главенство Москвы?

Это серьезная борьба. Г-н Путин сомневался, моя же позиция заключалась в том, что это должно быть сделано. Россия не может существовать как конфедерация, имеющая 89 региональных князьков. Теперь они признали верховенство федерального центра. Конечно, они недовольны. Многие из них скрывают свое раздражение. Однако, как и в металлургии, процессы происходят под давлением. Поэтому, если вы можете поддерживать давление, то тело начнет менять свою форму. Мы полагаем, что они в конце концов изменят свою точку зрения.

Сегодняшние опросы общественного мнения о перспективах парламентских выборах 2003 года показывают, что коммунисты, все еще находящиеся под влиянием советских взглядов, имеют большую поддержку населения, чем прокремлевская партия "Единая Россия". Обеспокоены ли вы растущей поддержкой коммунистов?

Нет, сейчас она не растет. Я могу сказать вам это с полной уверенностью. В рамках своей работы я слежу за результатами этих опросов каждый день. В будущем левое крыло неизбежно победит. Вопрос заключается в том, какое левое крыло и когда. Будет хорошо, если это случится не очень скоро, так как преобразование левого крыла в России происходит довольно медленно.

Вас обычно считают шефом пропутинской молодежной организации "Идущие вместе", возглавляемой Василием Якеменко. Их стремление назвать произведения российского писателя Владимира Сорокина порнографией вызывает споры в обществе. Что вы думаете об этой организации?

Я разделяю многие из взглядов Якеменко, но не все. Проводимая "Идущими вместе" кампания по уничтожению книг отвратительна. Однако 7 ноября прошлого года Якеменко вывел на улицу 12 000 человек на пропутинский митинг. Коммунисты на свои митинги собирают только 8 000 человек. Власть нуждается в поддержке улиц тоже.

Ведущий российский журналист недавно написал статью, в которой он обвиняет Кремль в существовании "черного" бюджета, куда олигархи секретно перечисляют средства - которые идут на оплату выборов депутатов Государственной Думы, принятие нужных законов, и прочие подобные тому вещи. Существует ли этот "черный" бюджет?

Даже если бы он существовал, я бы сказал, что это неправда. У партии "Единая Россия" есть спонсоры, как и любой другой партии. Мы никогда не собирали никаких денег на президентские выборы. На парламентские выборы - да.

Вы помогаете строить пропутинскую партию "Единая Россия", однако сам г-н Путин в нее официально не вступил. Сделает ли он это?

Этот вопрос обсуждается - и он весьма сложен. Де-факто он является лидером этой партии. Некоторые считают, что он не должен официально вступать в ее ряды, так как членство в какой-либо одной партии может уменьшить его общую поддержку. Однако с другой стороны, во всех странах президенты являются членами партий. Я думаю, что это правильно. В противном случае президент выглядит независимым представителем властной бюрократии - а бюрократия опасна, так как она не привязана к какой-либо идеологии.

Еще один московский острый политический вопрос заключается в том, что же делать с пустым пространством на площади напротив Лубянки, где в советские времена располагался КГБ, а сейчас находятся спецслужбы. Мэр Юрий Лужков недавно предложил вновь поставить там памятник основателю советских спецслужб Феликсу Дзержинскому - тот самый памятник, который был свергнут в 1991 году антисоветскими протестантами. Возмущенные либералы заявляют, что на этом месте должен стоять памятник жертвам ужасных чисток Дзержинского. Представители еще одного политического сектора предлагают возвести памятник последнему российскому царю Николаю Второму. Каково наилучшее решение данного вопроса?

Лучшее решение - это никакое решение. Я действительно так считаю. Наше общество очень непростое. Каждое из решений придется не по душе значительной части населения. Я думаю, что то, что однажды разрушено, не должно восстанавливаться. То, что до сих пор существует, должно продолжать стоять.

Это так, однако сейчас там ничего нет, а это очень известное людное место. За что выступает сегодняшняя Россия?

Пусть там ничего не будет. Мы сможем выжить.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.