25 октября 2002 года. Одна женщина умерла, многие другие травмированы, а несколько сотен людей взяты в заложники внутри одного московского театра. К вечеру вчерашнего дня те, кто их захватил, установили инженерные мины по внешнему периметру здания театра, привязали заряды взрывчатки к своим поясам и к некоторым из заложников и угрожали убить всех, кто находится внутри, если только Россия не выведет свои войска из Чечни в течение недели. Это первый кризис такого рода в Москве и он вполне может окончиться трагедией.

Он также может затруднить понимание того, что в действительности происходит в Чечне, где за контроль борются куда больше, чем две группировки. Те, кто близок к Аслану Масхадову, демократически избранному президенту Чечни - и официальному лидеру большинства чеченских повстанцев - громко отрицают, что он имеет какое-либо отношение к захвату заложников. Они вместо этого возлагают вину на фракционную группировку, заслужившую дурную славу за свою жестокость и фанатизм и, возможно, поддерживающую связи с зарубежными мусульманскими организациями. Видеозапись, показывающая ее лидеров на фоне транспаранта на арабском языке - в Чечне не говорят на арабском - каким-то образом оказалась в "Аль-Джазире", арабской станции телевизионного спутникового вещания, которая заслужила известность передачами заявлений Усамы бен Ладена (Osama bin Laden).

Предполагаемые связи тех, кто захватил в Москве заложников, с другими группировками фанатичных сторонников ислама, даже если этот факт подтвердится - а российские средства массовой информации (СМИ) уже сейчас настаивают, что это событие "является нашим 11 сентября" - не должны затенять различий между войной Америки с терроризмом и войной России против Чечни. Важно провести различие между г-ном Масхадовым, официальным лидером чеченских командиров, и чеченским гражданским населением, с одной стороны, и воинствующими мусульманами - с другой. Последние играют в этом конфликте только второстепенную роль, тогда как первые ведут законную войну против внешнего агрессора.

Война России в Чечне также является иной - отличной от войны Америки с терроризмом - потому что она имеет очевидное политическое решение. Российский президент Владимир Путин мог бы начать переговоры с г-ном Масхадовым хоть завтра и мог бы столь же легко прекратить эту войну, если бы у него нашлась политическая воля. Парадоксально, но окончание войны означало бы также, что сражаться против террористической сети "Аль-Каиды" в Чечне стало бы куда проще.

В конечном итоге именно интервенция российского правительства - с ее систематическими бомбардировками гражданского населения, с ее нарушениями прав человека и с ее массовыми казнями - создала в Чечне анархию, которая очень способствует деятельности "Аль-Каиды" и ей подобных. Если Соединенные Штаты должны поддерживать г-на Путина в период этого пугающего нового кризиса, то администрация Буша-младшего (George W. Bush) должна также сделать все возможное, чтобы убедить россиян понять, наконец, истинные причины происходящего.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.