Материалы о России зарубежных СМИ были посвящены трагедии, разыгравшейся в в Москве в ДК на Дубровке. Впервые за довольно длительный период времени российская тематика вышла на первые полосы западной прессы. Большое количество материалов было посвящено тому, какой газ использовался в ходе операции и как можно оценить операцию, проведенную российским спецназом.

В этой части своих исследований западная пресса почти повторяет российскую по количеству догадок и предположений, причем версии, выдвигаемые как у нас, так и зарубежом, зачастую одни и те же.

Оценки же и прогнозы развития политической ситуации, которая может возникнуть в результате трагических событий в Москве в западных масс-медиа, во много противоположны российским. Многие наши обозреватели, сразу после того, как выяснилось, кто захватил заложников, отметили, что иностранные информационные агентства изменили свою терминологию. В частности, отмечалось, что термин "повстанец" некоторые издания изменили на "боевик" или "террорист".

Но, как показало время, такие перемены не были длительными, большинство средств массовой информации, особенно в Западной Европе, вновь вернулись к привычной терминологии. Пытаясь же проанализировать возможные причины московской трагедии, часть европейских газет сделали это с совершенно определенной позиции.

Прогнозы, что Россия получит со стороны Запада одобрение на ужесточение контртеррористической операции в Чечне в результате чудовищного захвата заложников в Москве, могут не оправдаться. Хотя руководство многих государств и заявило о своей поддержке Владимира Путина в его борьбе с терроризмом, но, как известно, западные лидеры во многом зависят от общественного мнения, которое формируется СМИ.

К примеру, испанская "La Vanguardia", анализируя причины войны в Чечне, отметила, что "Советский Союз был похоронен, но Россия вновь одержима геополитическими призраками┘ Чеченцы хотят независимости для своей республики, но Россия даже слышать об этом не хочет". Статья написана с большим привлечением исторического материала, в ней рассказывается и об отношениях царской России с Чечней, и о депортации горского народа во времена сталинских репрессий. Но вот данные о погибших и беженцах из этой республики приводятся за последние восемь лет, то есть после того, как туда вошли российские войска, и ничего не сказано о тех, кто был вынужден сменить место проживания до этого времени, а в основном это было этнически русское население.

То же издание уже в другой своей статье "И снова Чечня" говорит, что "основное требование боевиков: признать право Чечни на самоопределение, что Россия должна была сделать в соответствии с "Хасавюртским соглашением", подписанным летом 1996 года".

"El Pais", в свою очередь, сообщает: "Российский абсолютизм также говорит, что Кремль в который раз отказался от очередного предложения, поступившего от смещенного чеченского президента Аслана Масхадова, о начале переговоров без каких-либо предварительных условий".

Критику российского руководства и политики в Чечне со стороны испанской прессы можно назвать самой ожесточенной во всем западном медийном сообществе. Соревноваться с испанцами здесь могут разве что англичане. Именно представители СМИ этих двух государств задавались исключительно одной стороной проблемы, а именно: издержками "карательной политики" российских Вооруженных сил в Чечне. Британская "Таймс" назвала российские войска "армией оккупантов".

То, что они выступают с позиций необходимости переговоров с Асланом Масхадовым или же отделения Чечни от России, можно объяснить не только так называемыми двойными стандартами в делении сепаратистов на "своих" и "чужих", но также и тем, что и Испания, и Англия имеют схожие проблемы с басками и ирландцами. Конфликты в этих странах тлеют уже не один десяток лет, периодически обостряясь. И ни те, ни другие так и не смогли найти ключ к полному разрешению этих проблем. Возможно, тут работают психологические механизмы вытеснения и оставшаяся со студенческой скамьи привычка бороться за независимость колоний.

Немецкая "Berliner Zeitung", в свою очередь, обеспокоена тем, что единая Европа не имеет единого мнения по поводу того, как надо бороться с террористами, и в этом видит причину снижения европейской роли в общемировой политике. И предлагает выработать общую концепцию, основанную на праве, которую можно было бы предложить не только России, но и США: "Американцев и русских объединяет также наплевательское отношение к международному праву".

"Wirtschafts Woche Heute" в то же время отмечает, что "республику превратило в цитадель преступности и исламистского террора жестокое подавление освободительного движения".

В принципе газеты очень многих стран выходили с заголовками вроде "Москва заплатила за провал своей чеченской политики". И здесь отметились СМИ не только Европы и Японии, но и США, со стороны которых многие рассчитывали на полную поддержку жесткой политики в отношении борьбы с терроризмом. Конечно, в американских СМИ чаще, чем в европейских, звучит слово "террорист" в отношении чеченских боевиков, но дело в том, что после 11 сентября оно очень прочно вошло в лексикон американцев.

Обобщив информацию иностранной прессы, можно прийти к выводу, что западное общественное мнение выступает за прекращение каких-либо военных действий и за начало переговорного процесса с умеренными сепаратистами, а также за увеличение роли посредников в урегулировании чеченского конфликта. Все эти выводы небезосновательны, проблема, однако, состоит в том, что пока не ясно, с кем можно не просто вести переговоры, но и добиться в этом направлении результатов, устраивающих как власти, так и мирное население.

В статье использовались переводы материалов зарубежных СМИ, предоставленные сайтом ИноСМИ.Ru.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.