Пребывая в приподнятом настроении от того, что усилия России добиться его экстрадиции из Дании не увенчались успехом, Ахмед Закаев высказал вчера газете "The Guardian" свои опасения относительно того, что его собратья-чеченцы могут совершить еще более жестокие террористические акты, чем недавний захват сотен заложников в московском Театральном центре.

В эксклюзивном интервью, данном перед отлетом в Лондон, г-н Закаев, главный переговорщик правительства боевиков, сказал, что чеченцы доведены до отчаяния непрекращающимися убийствами, совершаемыми российскими войсками, а также отказом Москвы вести политические переговоры.

Захват заложников был ужасным актом, сказал г-н Закаев. "Он только сыграл на руку тем, кто желает продолжения войны, и уменьшил шансы на политическое решение конфликта в тот момент, когда мы были накануне переговоров".

"Во время первой чеченской войны в 1994-1996 годах не было ни одного боевика-самоубийцы. Теперь, как мы видим, ситуация меняется. Нас это беспокоит. Именно поэтому мы говорим, что насилие не приведет ни к какому решению".

"В следующий раз отчаявшиеся люди, на чьих глазах российские военные убивали их родственников и друзей, могут напасть на гражданские объекты, в том числе и на атомные электростанции".

Г-н Закаев принимал участие в конференции в Копенгагене, которая проходила вскоре после того, как российский спецназ провел штурм захваченного театра и освободил выживших заложников, убив 129 из них и около 50 боевиков. Закаев был арестован датской полицией, действовавшей по ордеру Интерпола, выданному Россией.

Во вторник он был освобожден, так как власти Дании сочли предоставленные Москвой доказательства "недостаточными".

Российские власти заявили, что будут продолжать требовать экстрадиции г-на Закаева, где бы он ни находился.

Хотя президент Путин и другие высокопоставленные официальные лица намекали на то, что г-н Закаев и его руководитель, последний избранный президент Чечни Аслан Масхадов, стоят за захватом заложников, в представленных документах содержались только обвинения в преступлениях, совершенных между 1996 и 1999 годами.

Несмотря на заявления боевиков о том, что они уважают последнего избранного президента г-на Масхадова, г-н Закаев сказал, что они "были неподконтрольны ни Масхадову, ни кому либо еще", и опроверг заявления российской стороны о том, что они были связаны с президентом Чечни.

Он сказал, что не может подтвердить достоверность размещенного на вебсайте боевиков заявления чеченского командира Шамиля Басаева, в котором тот взял на себя ответственность за организацию захвата театрального центра.

"Если он причастен к захвату, то он должен быть арестован и наказан".

Г-н Басаев, руководивший захватом заложников в России в 1995 году, был в августе назначен г-ном Масхадовым руководителем военного комитета боевиков.

Г-н Закаев сказал, что это назначение было попыткой создать единую структуру и ответом на заявления России о том, что г-н Масхадов не контролирует ключевых игроков Чечни.

Это решение имело свои последствия, сказал г-н Закаев. "Я убежден, что если Басаев был причастен к теракту, то он действовал за спиной Масхадова".

О Мансуре Бараеве, одном из убитых главарей захвативших заложников террористов, г-н Закаев сказал: "Я никогда не встречался с ним. Он один из представителей нового поколения, которое не знает ничего, кроме войны и репрессий".

Г-н Закаев сообщил, что его адвокатам не было позволено ознакомиться с докуменами в течение первых двух недель после его ареста.

Закаев заявил, что его арест сразу после террористического акта в Москве был «провокацией», направленной на дискредитацию законно избранных лидеров Чечни и блокирование шагов к политическим переговорам.

«Я не имел представления о том, что они могли там состряпать, но когда мне разрешили прочитать бумаги, то даже я, человек без юридического образования, понял, что там пусто». Показания свидетелей событий, якобы имевших место более пяти лет назад, были собраны прокуратурой после его ареста.

Министерство юстиции Дании заявило, что свидетельским показаниям недостает «точности» по ряду вопросов, в частности, по вопросу о роли г-на Закаева. Свидетельства, собранные российской стороной, оказались настолько слабы, что оппозиционные политики требуют провести расследование и считают, что Россия унижает себя подобной топорной работой.

«В тот период времени, о котором говорится в документах, я дважды встречался с президентом Борисом Ельциным в Кремле и несколько раз - с премьер-министром. Год назад в Москве я встречался с полпредом президента Путина, генералом Виктором Казанцевым».

Чечня готова была пойти на значительные уступки ради заключения мира, заявил Закаев. Она не настаивала на отделении и независимости. «Эти вопросы - предмет переговоров».

Закаев сослался на высказывание президента Путина о том, что вопрос о формальном статусе Чечни не так важен, как тот факт, что она не должна быть плацдармом для агрессии против России.

«Президент Масхадов ответил, что независимость не является самоцелью. Самое главное - это безопасность народа Чечни. Я абсолютно убежден, что на основе этих двух политических элементов мы можем достичь компромиссного решения, которое будет учитывать как стратегические интересы России, так и интересы чеченского народа».

Президент Путин призвал к проведению в Чечне в начале следующего года референдума по проекту конституции республики, разработка которого завершена на этой неделе.

Эта конституция, которую активно поддерживает назначенное Москвой правительство Чечни, предоставляет региону некоторую автономию в рамках федерации.

«Чеченцы не обратят никакого внимания на референдум, потому что в мировой практике нет прецедентов учета результатов голосования, проведенного на оккупированных территориях», - заявил г-н Закаев.

Он не призывает к бойкоту. Призывать к бойкотам или забастовкам в Чечне - это, учитывая возможные ответные действия России, «самоубийство». Русские и так применяют репрессии против беззащитного гражданского населения, говорит он.