Москва. 12 января 2003 года. В подготовленном для первого публичного предложения в Нью-Йорке проспекте российской пищевой компании со странным названием "Вимм-Билль-Данн" раскрывается тот факт, что один из главных учредителей этой компании провел 9 лет в тюрьме, и содержится предупреждение, что это может повредить инвесторам.

То, что один из владельцев данной компании имеет уголовное прошлое, возможно, не является очень уж удивительным, принимая во внимание, что первые российские "бизнесмены" были в большой мере склонны к кражам, лжи и иногда даже к убийствам. Но поразительным было то, что в этом признаются перед всем миром и после клянутся, что будут исключительно честными, в соответствии с высочайшими западными стандартами.

Это принесло большую отдачу. Компания "Вимм-Билль-Данн", лидер российского рынка молочных продуктов и соков, в прошлом году успешно собрала от инвесторов предложений на сумму 161 млн. долл. США. Пример компании "Вимм-Билль-Данн" и ряда других крупных российских производителей, которые предпочли отказаться от более традиционного российского подхода к бизнесу, сделал "прозрачность" и "корпоративное управление" (то есть честность в делах) чем-то вроде модного увлечения, по крайней мере, среди более прибыльных предприятий.

Светочем корпоративных достоинств в наши дни является Михаил Ходорковский, который прежде как глава "Юкос", второй по величине нефтяной компании в России, был воплощением российского олигарха-хищника. Сегодня компания "Юкос", после длившейся 2 года кампании по перестройке своего имиджа, является воплощением самых современных западных концепций по части корпоративного управления. Это и щедрые подарки от принадлежащего г-ну Ходорковскому нового фонда "Открытая Россия" широко раскрыли для него двери к уважению и честности (и капиталу) в Вашингтоне и Лондоне.

Тридцатидевятилетний магнат не пытается делать вид, что его как громом поразила эта мысль по пути в Дамаск. Быть доброжелательным к инвесторам и честным на рынке, говорит он, "выгодно в краткосрочном плане". Он действительно не нуждается в более подробном разъяснении своих намерений. Инвесторы толпой повалили к более чистой, более прозрачной компании "Юкос", подняв при этом рыночную капитализацию бизнеса г-на Ходорковского до более чем 7 млрд. долл. США, что, вполне вероятно, делает его самым богатым человеком в России.

Многие россияне, по понятным причинам, скептически относятся к новоприобретенной честности, как, например, Чарльз Райан (Charles Ryan), американец, который руководит московским инвестиционным банком "Объединенная финансовая группа". "Конечно же, стало модным казаться честным: это отвечает собственным интересам, - сказал он. - Если так поступать, можно сохранить все то, что ранее украл. Мир проявляет большую склонность прощать людям их богатство".

"Те, кто занимал принципиальные позиции в прошлом, сегодня спрашивают себя, коль скоро этих парней начинают принимать на Западе, что же делать мне? - сказал г-н Райан. - И вот теперь они хотят работать на предприятиях, которые принадлежат олигархам".

И все-таки в определенной степени очевидная трансформация некоторых хищников в образцовых граждан подтверждает убеждение тех экономистов, которые предсказывали, что все успешные бароны-грабители рано или поздно попытаются стать на честный путь в бизнесе. В начале 1990-х годов, когда правительство Бориса Ельцина впервые приступило к хаотичной распродаже государственной собственности, те, кому удалось прихватить что-то себе, пытались превратить это имущество в деньги и как можно скорее вывезти их на Запад, поскольку никто не знал, что наступит потом.

Некоторые из этих "новых русских" напали на золотую жилу в 1995 году, когда согласились поддержать кампанию по переизбранию г-на Ельцина, заключив с правительством сделки по принципу "займы за акции", в результате чего им по минимальным стартовым ценам достались некоторые из самых прибыльных предприятий России, включая нефтяные компании.

Новая глава была открыта в августе 1998 года, когда мыльный пузырь российской экономики лопнул. Это привело многие банки к краху и отвадило от России многих искателей легкой наживы, поскольку рубль был низведен к более реалистичному уровню. Затем в 2000 году президентом стал Владимир Путин, и вскоре после этого начали расти цены на нефть, что наконец-то дало стране определенную стабильность и трезвость суждений.

Те, кто был на вершине экономической пирамиды, начали понимать, что больше выиграют от сохранения того, что имеют, чем от дальнейшего разворовывания авуаров своих компаний. Начнем с того, что сегодня стало возможным перспективное планирование развития бизнеса, по меньшей мере, на те 8 лет, в течение которых останется президентом г-н Путин. Более важно то, что хорошо управляемая компания привлекает западный капитал, а открытость в делах обеспечивает более солидную прибыль для крупных акционеров, чем все то, что они могли увести со своего предприятия.

Кроме того, зарубежные акционеры с известными именами обеспечивали защиту от коррумпированных чиновников или хищнических олигархов. Аккредитация на Нью-йоркской или Лондонской бирже стала рассматриваться как свидетельство законности в ведении хозяйства, поскольку для этого требовалось удовлетворять высочайшим стандартам.

В то же время на передний план выдвинулось новое поколение менеджеров. Это молодые русские без привычек советских времен. Многие учились или работали за границей и были хорошо знакомы с управлением в западном стиле. Разумеется, переход к честности едва ли был всеобщим. Прошлой осенью исследование корпоративной открытости, проведенное фирмой "Standard & Poor's", дало России в среднем 34 очка из 98 возможных, позволив ей занять место значительно ниже Азии и чуточку выше Латинской Америки.

Но в этом исследовании отмечалось, что некоторые российские компании, в примеру "Вимм-Билль-Данн", достигли европейского уровня прозрачности и открытости в бизнесе. Иными словами, хотя прогресс налицо, "Дикий Запад" пока еще не удается приручить. Звезда российского бизнеса наших дней, магнат по имени Олег Дерипаска, которому всего 34 года, создал свою империю путем безжалостной и тщательно разработанной, хотя и легальной, тактики захвата чужих предприятий.

Для остроязычного ведущего телевизионной компании ТВС Юлии Латыниной, которая частенько выступает в пространных программах по вопросам бизнеса, различие между господами Дерипаской и Ходорковским не в морали или умонастроениях, но просто - в стратегии. "Вопрос тут не в намерениях, но в чисто деловом подходе, - сказала г-жа Латынина. - Есть две возможные стратегии: одна из них заключается в увеличении рыночной капитализации компании, а другая - в увеличении количества объектов собственности. Первая стратегия требует полной прозрачности. Вторая стратегия требует грабительских судей, дачи взяток и полной непрозрачности. Это не цинизм. Это просто констатация того, на какой стадии мы находимся".

Анатолий Карачинский, компьютерный гений, создавший очень успешную компанию "Information Business Systems", доказывал, что успешно действующим бизнесменам вроде него самого просто глупо оставаться в теневой или черной экономике. "В прозрачность вкладываешь все равно, как в научные исследования и разработки, - сказал он. - Это ценность и бессмысленно ее терять. Я мог бы сэкономить пять или шесть миллионов долларов в теневой экономике, но у меня не было бы ценности". При этом г-н Карачинский тут же с карандашом в руках доказывает, что данное правило применимо только к небольшой кучке бизнесменов, которые уже контролируют значительную часть экономики. (По сведениям "Standard & Poor's", менее 50 российских компаний контролируют около 98% российского рынка капитала.)

Для малого и среднего бизнеса препятствия к выходу из тени были просто слишком высокими. Недавнее исследование Центра экономических и финансовых исследований в Москве и Всемирного банка показывает, что любой малый бизнес, который пытается расти, упирается в стеклянный потолок бюрократической коррупции, слабых законов и алчных конкурентов. Эта проблема стоит особенно остро в провинции, где все еще командуют боссы советской эпохи, удушающие как политику, так и бизнес.

"Россия меняется, но россияне не меняются", - ворчит не один скептически настроенный российский гражданин. Но даже если корпоративная честность пока что является ограниченным феноменом для сети пищевых предприятий, сам по себе факт, что этот эксперимент оказался столь успешным на публике и таким выгодным, наверняка породит новых последователей. Уже сегодня мелкие акционеры становятся смелее и требуют от своих компаний большей открытости, а успешные банки начинают требовать больше информации от обращающихся за займами предпринимателей малого бизнеса.

"Им все еще недостает культурного сдвига, чтобы понять, что в их интересах соблюдать законы, - говорит Уильям Моррис (William D. Morris), юрист американской фирмы "Akin Gump Strauss Hauer & Feld", которая ведет много дел в России. - Но самым большим позитивным фактором этого является благоприятная реакция на реформы крупных компаний".

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.